ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ СТРАН МИРА

Правовая система Франции

Современная правовая система Франции в своих основных чертах сформировалась в период Великой французской революции 1789-1794 гг. и в первые последовавшие за нею десятилетия, особенно в годы правления Наполеона (1799-1814 гг.). Важнейшими документами этой эпохи, предопределившими становление и дальнейшее развитие правовой системы Франции, являются Декларация прав человека и гражданина 1789 г., ряд конституционных актов периода Революции и кодификация важнейших отраслей права — 5 кодексов, подготовленных под наблюдением, а иногда и при непосредственном участии Наполеона: Гражданский кодекс 1804 г., Гражданский процессуальный кодекс 1806 г., Торговый кодекс 1807 г., Уголовно-процессуальный кодекс 1808 г. и Уголовный кодекс 1810 г.

Большинство названных актов и поныне сохраняют свою юридическую силу: Декларация прав человека и гражданина считается составной частью действующей Конституции 1958 г., а из 5 наполеоновских кодексов 3 (Гражданский, Торговый и Уголовный), хотя и подверглись значительным изменениям, признаются действующими, и лишь 2 кодекса заменены новыми: Уголовно-процессуальный — полностью и Гражданский процессуальный — частично.

В эпоху «старого режима», предшествовавшую буржуазной революции, важнейшую роль среди источников права играли официально издававшиеся с XVI в. собрания правовых обычаев, среди которых насчитывалось около 700 собраний местных обычаев и около 60 собраний «общих обычаев», действовавших на территории одной или нескольких провинций (ведущими были «Обычаи Парижа»). Французские правовые обычаи, записи которых сохранились начиная с V в., в свою очередь формировались под сильным влиянием римского и канонического права (главным образом на юге страны) либо обычного права древнегерманских племен (на севере страны), но со временем приобрели самостоятельный и весьма противоречивый характер, что и привело к попыткам объединить правовые обычаи в масштабе если не всей Франции, то ее больших исторических областей.

Наряду с правовыми обычаями известную роль среди источников права в XVII-XVIII вв. стали играть законодательные акты, издававшиеся королевской властью. Среди них особое значение имели ордонансы, подготовленные правительством Кольбера, в том числе: о гражданском процессе (1667), об уголовном процессе (1670), о торговле (1673), а позднее и королевские ордонансы правительства д’Агессо: о договорах дарения (1731), о завещаниях (1735), об урегулировании семейных имущественных споров (1747) и др. Многие положения этих актов в более или менее переработанном виде вошли в Гражданский, Торговый и другие наполеоновские кодексы, а Гражданский процессуальный кодекс 1806 г. был в значительной мере воспроизведением кольберовского Ордонанса 1667 г. Известное, хотя и значительно меньшее влияние на кодификацию оказали нормы обычного права, прежде всего собранные в «Обычаях Парижа».

Составители наполеоновских кодексов, опираясь на многовековой опыт французского права, предприняли в сфере правового регулирования такие революционные преобразования, которые обеспечили максимально свободное развитие капиталистических отношений. При этом найденные ими формы изложения правовых институтов, и прежде всего при составлении Гражданского кодекса 1804 г., оказались в большинстве случаев настолько адекватными экономике и социальным условиям капитализма, что были воспроизведены в законодательстве многих стран Европы и других континентов либо послужили ориентирами при подготовке там соответствующих кодексов.

В современной системе источников права центральное место занимают Конституция Французской Республики 1958 г., Декларация прав человека и гражданина 1789 г., а также содержащая развернутое изложение демократических прав и свобод граждан преамбула к Конституции 1946 г., вместе с Декларацией 1789 г. провозглашенная составной частью действующей Конституции страны. Среди законодательных актов, издаваемых французским Парламентом, особую роль играют органические законы, дополняющие важнейшие конституционные положения. Обычные законы — акты Парламента — регулируют либо отрасли права, либо отдельные правовые институты. К числу обычных законов относятся и кодексы, соответствующие традиционной наполеоновской схеме законодательства: гражданский, уголовный и другие, изменения в которых также производятся путем издания законов, если законодатель не предписывает иного.

Действующая Конституция 1958 г. допускает широкие возможности правового регулирования путем издания регламентарных актов исполнительной властью — Правительством, министрами и уполномоченными на то органами администрации. В ст.34 Конституции определен перечень областей правового регулирования, находящихся в исключительной компетенции законодательной власти: права и свободы граждан, правила национализации и денационализации предприятий, порядок выборов в Парламент и местные органы самоуправления, уголовная ответственность и судопроизводство, а также определение основных принципов, существенных для обороны страны, финансов, образования, для гражданского и торгового права, для трудового права и социального обеспечения и др.

Все остальные правовые вопросы, не входящие в область законодательства, охватываются регламентарными актами различного уровня. Среди них наиболее значимы ордонансы — акты, принимаемые Правительством с разрешения Парламента и по заключению Государственного совета в областях, обычно регулируемых законодательством. Ордонансы подлежат утверждению Парламентом в течение определенного срока, после чего они приобретают силу закона. Важное место в системе регламентарных актов занимают подписываемые Президентом правительственные декреты, часть которых может быть принята только после заключения Конституционного совета, либо декреты, издаваемые Президентом без предварительного обсуждения их в Совете министров.

Наряду с классическими кодексами, основное содержание которых было определено еще в наполеоновскую эпоху, в XX в. распространилась практика издания консолидированных законодательных актов по отдельным достаточно крупным отраслям правового регулирования. Эти нормативные акты также именуются кодексами, хотя в отличие от «классических» они могут включать нормы, изданные не только в законодательном порядке, но и посредством регламентарных актов. Ныне насчитывается несколько десятков таких кодексов — о труде, дорожный, сельскохозяйственный, налоговый, таможенный, кодекс здравоохранения и др. Известную роль в качестве источников права играют во Франции также правовые обычаи, прежде всего в области торговли, и судебная практика, в особенности постановления Кассационного суда. В некоторых случаях эти постановления служат не только общим ориентиром для судебной практики по определенным категориям дел, но и указанием при решении конкретных вопросов, по которым имеются пробелы в законодательстве.

Источник:
http://www.bibliotekar.ru/3-1-31-3-pravovye-sistemy/19.htm

Правовая система Франции и ее особенности

Французское право, с одной стороны, и германское – с другой, послужили той моделью, на основании которой внутри романо-германской правовой семьи выделяют две правовые группы:

1)романскую, куда входят Франция, а также Бельгия, Люксембург, Голландия, Италия, Португалия, Испания, и

2) германскую, включающую ФРГ, а также Австрию, Швейцарию и некоторые другие страны.

Внутри романо-германской правовой семьи группа римского (романского) права, которая наиболее сильно отражена во французском праве, отличается от группы германского права.

Рассмотрим в сравнительном плане систему источников права двух стран – Франции и Германии.

Французское право. Франция прошла длительную правовую историю, и в основе ее современной системы источников права до сих пор лежат кодексы наполеоновской эпохи, о которых подробно говорилось выше. Общепризнано, что, несмотря на многочисленные поправки, кодексы эти устарели, а в современный этап своего правового развития (его начало можно датировать серединой XX в.) страна вступила с огромной массой правовых актов, лежавших за пределами традиционной кодификации.

Основным направлением упорядочения этого массива правовых актов Франции стала разработка кодексов по типу отраслевых сборников, включающих как законодательные, так и подзаконные акты. Некоторые из них охватывают комплекс мер, относящихся к двум или нескольким отраслям права, но регулирующих отношения в конкретной области промышленности, хозяйства или культуры.

Начиная с 50-х годов принято несколько десятков таких кодексов, которые по своей правовой природе являются актами консолидации действующего права. Французские юристы отмечают два момента, отличающих эти кодексы от наполеоновских кодификаций. Во-первых, эти кодексы не преследуют цели «переосмыслить» совокупность норм той или иной отрасли права, а направлены на логическую перегруппировку уже принятых законодательных актов и регламентов. Уже эта новая кодификационная форма ослабила принцип верховенства законов-кодексов в его традиционном понимании. Во-вторых, по престижу закона нанесла удар Конституция 1958 г., перевернувшая «классическое» распределение компетенции между законодательной и исполнительной властью. Конституция перечислила круг вопросов, входящих в компетенцию парламента, и тем самым ограничила сферу его законодательной деятельности. И наоборот, компетенция правительственной власти существенно расширилась, соответственно возросли удельный вес и значение ее актов в системе источников права.

В Основном законе государства не определена система регламентарных актов, однако на практике существуют следующие виды актов исполнительной власти, соответствующие внутренней иерархии публичной власти: ордонансы, декреты, решения, постановления, циркуляры, инструкции, уведомления. Важна роль ордонансов, на их примере особенно отчетливо прослеживается тенденция размывания различий между правовой силой закона и регламентарных актов.

Во французской правовой системе в качестве самостоятельного источника права признаются и общие принципы права. Роль общих принципов особенно важна тогда, когда в законодательной структуре имеются существенные пробелы. Это наиболее наглядно прослеживается в области административного права. Административные суды и Государственный совет в силу некодифицированности административного законодательства наиболее часто ссылаются на общие принципы права.

Во французской юридической литературе источники права делятся на две основные группы: первичные (основные) и вторичные (дополнительные). В первую группу входят государственные нормативные акты. К вторичным (дополнительным) источникам права относят в первую очередь судебную практику.

Читайте также  Платежка На Штраф В Пфр 2020 Образец За Сзвм Статус

Судебная практика сыграла важную роль в развитии французского права, а современная законодательная практика еще шире открывает ей дорогу для правотворчества в виде индивидуальных и общих норм. Из простого толкователя закона и унификатора собственных решений – а именно такую роль отводит судебной практике теория разделения властей – судебная практика превратилась сегодня в источник французского права (хотя и дополнительный, по мнению французских авторов), «источник в рамках закона». Судья, хотя он и не обязан жестко следовать существующей практике и сохраняет в определенной степени свободу решения, все же находится под сильным влиянием авторитета предыдущих судебных решений.

5. Правовая система Германии и ее особенности

Германское право.

В Германии, как и во Франции, костяком, основой действующего права являются кодексы. Как и во Франции, они стары, неоднократно изменялись, в частности после Второй мировой войны, когда из них были исключены новеллы, внесенные во времена нацизма. Однако значительная часть изменений в праве Германии по сравнению с довоенным временем, в том числе с периодом Веймарской республики, внесена не через кодексы, а с помощью специальных законов, регламентирующих различные сферы жизни общества.

Основной закон ФРГ 1949 г. не признает за исполнительной властью право на автономную регламентарную власть и запрещает практику декретов-законов (в отличие от Франции). Правительственные и иные подзаконные акты в Германии Могут быть изданы только в рамках исполнения законов, хотя на практике встречались исключения из этого правила. Германия не знает консолидированных кодексов «нового типа», подобных тем, которые так распространены во Франции.

Роль обычая в частном праве Германии примерно такова же, как и во Франции. Он имеет значение только в узкой среде, не охваченной кодификацией.

Роль публичного права значительно меньше, чем во Франции, что связано, во-первых, с более широкой конституционно-правовой регламентацией в сфере действия государственного права, а во-вторых, с тем, что государственные структуры Германии имеют не столь значительную историю, как во Франции, где соответственно более значима роль исторически сложившихся обыкновений в сфере конституционного права.

Как и во Франции, судебная практика приобретает в Германии характер источника права, когда какая-то правовая проблема однозначно подтверждена при решении ряда аналогичных дел и данное решение подтверждено авторитетом высшей судебной инстанции. Однако о более или менее полном совпадении ситуации в обеих странах можно говорить лишь применительно к общей судебной системе.

Что касается административного права, то, поскольку оно в Германии в законодательном порядке разработано значительно глубже, чем во Франции, соответственно и роль судебной практики в этой области далеко не столь значительна.

Особенно большие различия обнаруживаются в связи с той весомой ролью, которую играет в государственных структурах Германии Конституционный суд. Его решения – это источник права, стоящий наравне с законом. Его толкования законов обязательны для всех органов, в том числе и для суда. Если у обычного суда при рассмотрении дела возникает сомнение в конституционности подлежащей применению нормы, он приостанавливает дело, обращается с запросом в Конституционный суд, а затем решает дело в соответствии с заключением последнего.

Во Франции нет ничего подобного. Конституционный совет, существующий в этой стране, имеет более ограниченную компетенцию. Ему предоставлено право предварительного контроля за конституционностью еще не вступивших в силу законопроектов, и, следовательно, он не может оказать влияния на применение уже действующих законов и иных нормативных актов, как это происходит в Германии, а тем самым и на судебную практику.

Система источников права в Германии – и здесь еще одно отличие от французской системы – отражает федеральный характер государственного устройства страны. Каждая из земель в составе Германии имеет свое законодательство.

Федеральное право имеет приоритет над правом земель (ст. 31 Основного закона Германии 1949 г.). Однако, с одной стороны, земли участвуют через бундесрат в федеральном нормотворчестве, а с другой – законодательная компетенция федерации ограничена определенными рамками. Так, по Основному закону, вопросы, не отнесенные к исключительной или совместно действующей законодательной компетенции федерации, остаются в компетенции земель (ст. 70-74 Конституции Германии). В целом, однако, действует правило, согласно которому в случае расхождения федерального закона и закона земли превалирует первый.

Согласно ст. 25 Конституции Германии 1949 г., «общие нормы международного права являются составной частью права федерации. Они имеют преимущество перед законом и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории». Влияние международного права отражено в праве Германии значительно более четко, чем во Франции, где оно также признается, но выражено Конституцией в значительно более умеренной форме, ибо Конституция говорит (ст. 55) не о нормах международного права, а о «договорах или соглашениях, должным образом ратифицированных или одобренных».

Таким образом, нетрудно увидеть, что принадлежность права разных стран к одной и той же крупной правовой системе (или семье) отнюдь не исключает весьма существенных различий между национальными правовыми системами.

В рамках романо-германской правовой семьи был разработан ряд юридических конструкций и концепций, получивших широкое распространение и признание во всем мире. К их числу относятся:

1) признание и законодательное закрепление принципов правового государства;

2) реализация на законодательном и правоприменительном уровне принципа разделения властей;

3) обеспечение конституционного правосудия, т.е. создание системы конституционного контроля;

4) учреждение и регулирование административной юстиции;

5) создание гарантий развития политического и юридического плюрализма;

6) обеспечение развития местного и судейского самоуправления.

Эти принципы стали непреходящими ценностями мировой правовой мысли и юридической практики.

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Источник:
http://cyberpedia.su/3x34ac.html

Правовая система Франции

Франция имеет длительную правовую историю, в основе ее современной системы источников права до сих пор лежат кодексы наполеоновской эпохи. В гражданском кодексе общей части практически нет и имеется лишь краткий «Вводный титул об опубликовании, действии и применении законов вообще». Кодекс состоит из трех книг: «О лицах»; «Об имуществах и различных видоизменениях собственности»; «О различных способах, которыми приобретается собственность». Первая книга включает семейное право.

Французской модели следуют гражданские кодексы Бельгии, Люксембурга, а также, с некоторыми исключениями, и испанский гражданский кодекс.

Во Франции, как и во многих других романских государствах, принят и действует торговый кодекс, хотя в юридической доктрине критикуется такая «дуалистическая» система, поскольку, как считают многие ученые-юристы, торговые отношения — это те же гражданско-правовые отношения.

На первых этапах развития рыночной экономики трудовые отношения весьма кратко регламентировались несколькими статьями гражданских кодексов (договор личного найма), и это почти полное отсутствие регламентации открывало широкий простор для «хозяйской власти». Предприниматель практически произвольно определял длительность и условия труда, размер его оплаты. Развитие трудового законодательства в результате эволюции привело к появлению в западных странах трудового права как самостоятельной отрасли. Во Франции была предпринята попытка свести трудовое законодательство в «трудовой кодекс», но удалось это лишь частично. То, что обычно называют сегодня трудовым кодексом, представляет собой компилятивное собрание разнообразных законодательных актов.

Во Франции, стране классической кодификации, административное право никогда не было должным образом кодифицировано. В таких условиях судебные решения играют гораздо более важную роль, чем в области частного права. Судьи вырабатывают общие принципы и нередко создают концепции правовых институтов.

Несмотря на многочисленные поправки, французские кодексы во многом устарели, и в стране действует огромная масса правовых актов, лежащих за пределами традиционной кодификации. Основной формой упорядочения массива нормативных актов стала разработка кодексов по типу отраслевых сборников, включающих нормы как законодательных, так и подзаконных актов. Начиная с 1950-х гг. принято несколько десятков таких кодексов, являющихся по своей юридической природе актами консолидации норм отдельных, весьма узких областей законодательства (например, кодексы кинематографической промышленности, морских портов, сберегательных касс и т.д.). Эти кодексы не преследуют цели усовершенствовать и модернизировать действующие нормы, а направлены на логическую перегруппировку уже принятых законодательных актов и регламентов.

Новая кодификационная форма ослабила принцип верховенства законов-кодексов в его традиционном понимании. Второй удар по престижу закона нанесла Конституция 1958 г., изменившая классическое распределение компетенции между законодательной и исполнительной властями. Конституция ограничила сферу законодательной деятельности парламента и значительно расширила полномочия правительственной власти. Тем самым существенно возросли удельный вес и значение актов правительства в системе источников права.

На практике существуют следующие виды актов исполнительной власти в порядке иерархии их юридической силы: ордонансы, декреты, решения, постановления, циркуляры, инструкции, уведомления. Особо важна роль ордонансов — актов делегированного законодательства. В начале действия конституции такие акты рассматривались как исключительная мера, вызванная чрезвычайными обстоятельствами. Впоследствии президент и правительство стали использовать эту процедуру как обычный метод управления страной. Таким образом, прослеживается тенденция размывания различий между законом и актами правительственных органов.

Читайте также  Программное обеспечение для тепловычислителей

По французской доктрине источники права делятся на первичные (основные) — государственные нормативные акты — и вторичные (дополнительные) — судебные решения. Судебная практика способствовала развитию французского права, а современная правотворческая практика открыла ей широкую дорогу в виде индивидуальных и общих норм. Из толкователя законов судебная практика превратилась в источник права, хотя и дополнительный, или, как говорят французские авторы, в «источник в рамках закона». Решения Кассационного суда, Государственного совета, Конституционного совета в определенной степени начинают играть роль, близкую английскому прецеденту.

Источник:
http://studme.org/33218/pravo/pravovaya_sistema_frantsii

§4. Особенности правовой системы Франции

В адаптированном виде большинство из них и поныне оказывает огром­ное влияние на правовую систему Франции. В особенности это касается Декла­рации прав человека и гражданина, а также Гражданского, Торгового и Уго­ловного кодексов. Важное значение для процесса регулирования общественных отношении имеют Трудовой и иные кодексы. Их существование и реализация содержащихся в них требований свидетельствуют о справедливости утвержде­ния, что Франция — это страна классической кодификации.

Среди источников современного французского права центральное место занимают конституционные акты, в первую очередь сама Конституция. Приня­тая в 1958 г., она сохраняет свою юридическую силу и поныне. Одной из спе­цифических особенностей Конституции Франции является то, что она не только закрепляет традиционные для такого рода актов общественные отношения, но и тем самым ограничивает область законодательной деятельности парламента.

Подразделяя существующие законы на виды, Конституция Франции пре­дусматривает, в частности, что: а) финансовые законы определяют доходы и расходы государства; б) программные законы закрепляют цели экономической и социальной деятельности государства; в) органические законы определяют порядок деятельности парламента, включая число членов каждой из его палат, условия и порядок их избрания, а также «условия замещения вакантных мест депутатов или сенаторов вплоть до полного или частичного обновления соот­ветствующей палаты» (ст.

Таким образом, устанавливая классификацию соответствующих законов и определяя конкретные сферы приложения каждого из них, Конституция Франции тем самым достаточно четко очерчивает сферу законодательной дея­тельности парламента, ограничивая ее кругом определенных вопросов, и в то же время открывает никак не очерченные в конституционном порядке широкие возможности правового регулирования с помощью актов, издаваемых исполни­тельными и иными государственными органами. Все вопросы, не входящие в область законодательства, говорится в связи с этим в п. 1 ст. 37 Конституции, «решаются в административном порядке» соответствующими нормативно- правовыми актами.

Среди такого рода актов весьма значительную роль выполняют ордонан­сы. Они являются актами Совета министров — правительства Франции, изда­ваемыми с разрешения парламента и после дачи заключения Государственным Советом — особым государственным органом. Ордонансы регулируют отноше­ния, обычно регулируемые законом. В течение определенного срока они ут­верждаются парламентом, после чего приобретают силу закона. Их изменение или отмена возможны лишь другим законом. Юридическую силу ордонансы приобретают согласно Конституции сразу же после их опубликования, но те­ряют силу, если законопроект об их утверждении не внесен в парламент «до истечения срока, указанного законом, разрешившим их издание» (п. 2 ст. 38).

Ордонансы — акты делегированного законодательства. Сразу же после принятия Конституции данные акты рассматривались скорее как исключитель­ные меры, принимаемые при всякого рода социальных и иных потрясениях, при чрезвычайных обстоятельствах. Позднее они стали широко использоваться как обычные меры управления страной. Широкое применение ордонансов вы­звало тенденцию постепенного размывания границ между актами парламента и актами правительственных органов.

Важное место в системе источников права Франции наряду с законами и ордонансами занимают правительственные декреты. Некоторые из них могут быть приняты непосредственно самим правительством, однако только после за­ключения Конституционного Совета — органа конституционного контроля, од­ной из функций которого является решение вопроса о конституционности или неконституционности принимаемых актов. Некоторые же декреты издаются президентом страны без предварительных обсуждений в правительстве и без каких бы то ни было заключений. Регулятивная роль декретов в значительной мере дополняется соответствующей ролью нормативных актов (постановлений, инструкций, циркуляров, уведомлений), издаваемых другими исполнительно- распорядительными органами.

Среди источников французского права следует обратить внимание на правовые обычаи, имеющие определенное значение, особенно в области тор­говли, и на судебную практику. Согласно существующей во Франции доктрине судебные решения, хотя они и не относятся к первичным или основным источ­никам права, в практической жизни страны, в повседневном регулировании общественных отношений играют далеко не последнюю роль. В особенности это касается решений Кассационного суда, которые нередко служат общим ориентиром для судебной практики. Это, как правило, случается тогда, когда по обсуждаемым и решаемым вопросам имеются пробелы в законодательстве.

Источник:
http://all-sci.net/pravovedenie_928/osobennosti-pravovoy-sistemyi-120408.html

Рефераты и конспекты лекций по географии, физике, химии, истории, биологии. Универсальная подготовка к ЕГЭ, ГИА, ЗНО и ДПА!

Правоведение — лекции, шпаргалки, рефераты, конспекты

Правовая система Франции

Сегодня Францию в отличие от России можно в полной мере назвать страной с правовой системой, базирующейся на детерминантах континентально-европейского стиля правового мышления, то есть образа (манеры)

интеллектуальной деятельности в юридической сфере, где доминирует внешний по отношению к социальной среде (как правило, законодательный) способ правообразования, а генезис и институционализация имеют европейский, а не островной характер. Генерация французской правовой системы представленной выше групповой направленности возникла в ХУІІ веке и пришла на смену детерминантам традиционного (обычно-правового) способа правообразования. В пользу этого утверждения говорят исторические факты, подтверждающие появление именно нормативно-правовых регуляторов общественных отношений, прежде всего ордонансов. В этом же столетии в Сорбонне впервые в истории страны открывается кафедра французского права (1679 г.). Окончательное укоренение на французской социальной почве кон-тинентально-европейского стиля правового мышления произошло в конце ХУІІ столетия, когда правовой сепаратизм кутюмов ушел в небытие, уступив место доктрине единства правовой системы Франции. Такому во многом судьбоносному повороту в своей истории Франция обязана, безусловно, политическим событиям 1789 г. Отныне только закон был вправе ограничивать свободу индивида, он же гарантировал равенство граждан в реализации их личных и имущественных прав. Как отмечают французские авторы, вслед за созданием первых кодификационных актов французская юриспруденция впала в настоящую «мистическую зависимость от закона»1. В последующие периоды развития собственной правовой системы Франция в целом не отступала от избранного ранее пути. Вектор ее развития вплоть до современного этапа онтологизации можно назвать эволюционным. Ей не были свойственны те скачкообразные революционные преобразования национального правопорядка, которые потрясали отечественную правовую систему. Однако означает ли тот факт, что, если во Франции укоренился преимущественно внешний по отношению к социуму способ правообра-зования, то французская правовая система испытывала на себе влияние исключительно юридического позитивизма? Положительный ответ на этот вопрос будет достаточно простым, но не совсем правильным и точным. Анализ французской правовой доктрины Х^І-ХХІ ст. позволяет говорить сразу о нескольких диалектически единых направлениях в социальной науке, ставших идеологическим базисом для одноименной правовой системы.

Какова же природа указанных социальных доктрин и в чем проявляется функциональная направленность их преломления? Исторически первой крупной социальной доктриной, оказавшей первостепенное детерминирующее воздействие на формирование континентально-европейского стиля правового мышления во Франции, стала социальная платформа эпохи Просвещения, и прежде всего доктрина «рационалистического естественного права», рассматривающая содержание права с позиции существования естественного права как выражения разумной природы человека. Ярким выразителем идей этого этического направления стал Ш.-Л. Монтескье.

Помимо доктрины «рационалистического естественного права», эпоха Просвещения дала континентально-европейскому стилю правового мышления и другие немаловажные генетические основы. Именно в этот период убедительно проявил себя «юридический мистицизм», то есть социальная доктрина, воспринимающая правовой феномен (в субъективном и объективном значении этого слова) как некую догму, не имеющую под собой рациональных обоснований. Когда Ж.-Ж. Руссо в «Общественном договоре» пишет, что «l homme est né libre», то есть «человек рожден свободным», мы имеем дело с декларацией как раз такого догматического порядка. В данном случае на общем фундаменте юснатурализма французская правовая система получила догму чисто юридического порядка. Именно эта догма, декларирующая неотчуждаемость ряда субъективных прав личности (права на жизнь, на достоинство личности, на свободу и etc.) стала для вершителей Великой французской революции надежной идеологической платформой и руководством к действию. Благодаря ее реализации Франция смогла стать пионером в европейском территориальном пространстве в деле юридического провозглашения и закрепления основ правового статуса «человека свободного». Мы имеем здесь в виду, конечно же, принятие Национальным Учредительным собранием в августе 1789 г. Déclaration des Droits de l’Homme et du Citoyen.

Революционные события 1789 г. оказали решающее влияние не только на развитие французской политической, но и правовой системы. Революционные набаты, по сути, были похоронными маршами традиционному феодальному праву Франции. При этом если первое десятилетие после Великой французской революции прошло под эгидой естественно-правового этического учения (в самых различных его проявлениях), то начало ХІХ в. ознаменовало появление совершенно нового для французской правовой системы идеологического базиса — «юридического фетишизма». Отчасти это этическое направление можно назвать одним из многочисленных вариантов внешней объективации «юридического мистицизма». Но в отличие от аналогичного направления в естественно-правовой школе права (речь о котором шла выше) «юридический фетишизм» начала ХІХ в. во Франции имел совершенно иные генетические корни. Ослепленные политическими событиями конца Х^ІІ в., французские законотворцы искренне уверовали в то, что смогут создать неоспоримые юридические предписания, а создав некий комплекс правовых норм, возвели их в разряд догмы и фетиша. Фетишем в данном случае выступили знаменитые «les cinq codes» (пять кодексов): Code Civile 1804 г., Code de procedure Civile 1806 г., Code de Commerce 1807 г., Code d instruction Criminelle 1808 г., Code Penal 1810 г.

Читайте также  Можно ли вернуть алкоголь в магазин: подлежит ли возврату продукция от покупателя по закону

Прямым следствием иституционализации на французской идеологической правовой карте такого этического течения, как «юридический фетишизм», стало появление «экзегетической школы толкования»1 («L École de l exégèse»).

Оценивая представленную выше идеологическую платформу «юридического фетишизма», следует отметить, что ее детерминанты получили дальнейшее развитие во французской правовой системе (вплоть до настоящего времени), эволюционируя в юридический догматизм менее строгого порядка. Однако принципиальная недооценка потенциала диалектического развития правового феномена, его определение как заданного явления вне влияния временных факторов, способного решить все проблемы регламентации общественных отношений настоящего и будущего, изначально поставили под угрозу беспощадной (и вполне оправданной!) критики весь комплекс теоретических конструкций «юридического фетишизма». Именно этот априорный изъян сугубо догматического порядка стал основной причиной появления на идеологической сцене французской правовой системы нового подхода к существу правового феномена. Этим подходом стало социологическое учение о праве2. Его апологетами стали Ф. Жени, Р. Салейль, Э. Ламбер. Эпохальным событием следует считать выход в свет работы Ф. Жени, посвященной проблемам юридической интерпретации, «Méthode d interprétation et source en droit privé positif», в которой не только было представлено социологическое виденье существа правового пространства, что делалось и ранее, но предлагался принципиально новый метод толкования юридических предписаний — «méthode de la libre recherce scintifique» («свободного научного поиска»).

Что же касается современного периода развития континентально-европейского стиля правового мышления во Франции3, то он, на наш взгляд, проходит под эгидой «неотечений» этического порядка. Мы имеем в виду здесь прежде всего неореалистические правовые конструкции и идеологические базисы юридического неофетишизма.

Своеобразие неореализма Франции заключается в том, что, с одной стороны, это течение, впитав в себя конструктивные основы нормативизма Ганса Кельзена, упрочило позиции системообразующей линии континентально-европейского стиля правового мышления, а с другой — явило юридическому миру достаточно своеобразную теорию толкования «Théorie réaliste de l interprétation»4 (TRI). Отправной точкой этой теории следует считать тезис о том, что тексты закона носят неопределенный характер («principe de l indetermination textuelle»), а нормы права — нет («principe de determination normative»)5. Таким образом, в эпоху современного неореализма французская правовая система столкнулась с опасностью, о которой предупреждал Ф. Жени еще в конце ХІХ в., когда критиковал представителей «L École de l exégèse» за открытие дороги к субъективизму судей под маской поиска и утверждения мистической воли законодателя.

Что касается оценки «юридического неофетишизма», институционализировавшегося во Франции с середины ХХ в., то он, на наш взгляд, приобрел прежде всего международно-правовой генезис. Если ранее, в эпоху создания «les cinq codes» национальное право становилось той панацеей, с которой французские юристы связывали решение всех проблем юридической зоны действия, то начиная с середины ХХ в. таким фетишем стало выступать международное гуманитарное право.

Подводя итоги, отметим следующее. Со времени первых шагов французской правовой системы по пути институционализации континентально-европейского стиля правового мышления (ХУІІ в.) эта общественная подсистема испытала на себе влияние таких крупных идеологических детерминант: доктрина «рационалистического естественного права»; «юридический догматизм»; «юридический мистицизм»; социологическое учение о праве; «юридический неофетишизм» наднационального характера действия.

Источник:
http://worldofscience.ru/pravovedenie/5379-pravovaya-sistema-frantsii.html

§4. Особенности правовой системы Франции

В адаптированном виде большинство из них и поныне оказывает огром­ное влияние на правовую систему Франции. В особенности это касается Декла­рации прав человека и гражданина, а также Гражданского, Торгового и Уго­ловного кодексов. Важное значение для процесса регулирования общественных отношении имеют Трудовой и иные кодексы. Их существование и реализация содержащихся в них требований свидетельствуют о справедливости утвержде­ния, что Франция — это страна классической кодификации.

Среди источников современного французского права центральное место занимают конституционные акты, в первую очередь сама Конституция. Приня­тая в 1958 г., она сохраняет свою юридическую силу и поныне. Одной из спе­цифических особенностей Конституции Франции является то, что она не только закрепляет традиционные для такого рода актов общественные отношения, но и тем самым ограничивает область законодательной деятельности парламента.

Подразделяя существующие законы на виды, Конституция Франции пре­дусматривает, в частности, что: а) финансовые законы определяют доходы и расходы государства; б) программные законы закрепляют цели экономической и социальной деятельности государства; в) органические законы определяют порядок деятельности парламента, включая число членов каждой из его палат, условия и порядок их избрания, а также «условия замещения вакантных мест депутатов или сенаторов вплоть до полного или частичного обновления соот­ветствующей палаты» (ст.

Таким образом, устанавливая классификацию соответствующих законов и определяя конкретные сферы приложения каждого из них, Конституция Франции тем самым достаточно четко очерчивает сферу законодательной дея­тельности парламента, ограничивая ее кругом определенных вопросов, и в то же время открывает никак не очерченные в конституционном порядке широкие возможности правового регулирования с помощью актов, издаваемых исполни­тельными и иными государственными органами. Все вопросы, не входящие в область законодательства, говорится в связи с этим в п. 1 ст. 37 Конституции, «решаются в административном порядке» соответствующими нормативно- правовыми актами.

Среди такого рода актов весьма значительную роль выполняют ордонан­сы. Они являются актами Совета министров — правительства Франции, изда­ваемыми с разрешения парламента и после дачи заключения Государственным Советом — особым государственным органом. Ордонансы регулируют отноше­ния, обычно регулируемые законом. В течение определенного срока они ут­верждаются парламентом, после чего приобретают силу закона. Их изменение или отмена возможны лишь другим законом. Юридическую силу ордонансы приобретают согласно Конституции сразу же после их опубликования, но те­ряют силу, если законопроект об их утверждении не внесен в парламент «до истечения срока, указанного законом, разрешившим их издание» (п. 2 ст. 38).

Ордонансы — акты делегированного законодательства. Сразу же после принятия Конституции данные акты рассматривались скорее как исключитель­ные меры, принимаемые при всякого рода социальных и иных потрясениях, при чрезвычайных обстоятельствах. Позднее они стали широко использоваться как обычные меры управления страной. Широкое применение ордонансов вы­звало тенденцию постепенного размывания границ между актами парламента и актами правительственных органов.

Важное место в системе источников права Франции наряду с законами и ордонансами занимают правительственные декреты. Некоторые из них могут быть приняты непосредственно самим правительством, однако только после за­ключения Конституционного Совета — органа конституционного контроля, од­ной из функций которого является решение вопроса о конституционности или неконституционности принимаемых актов. Некоторые же декреты издаются президентом страны без предварительных обсуждений в правительстве и без каких бы то ни было заключений. Регулятивная роль декретов в значительной мере дополняется соответствующей ролью нормативных актов (постановлений, инструкций, циркуляров, уведомлений), издаваемых другими исполнительно- распорядительными органами.

Среди источников французского права следует обратить внимание на правовые обычаи, имеющие определенное значение, особенно в области тор­говли, и на судебную практику. Согласно существующей во Франции доктрине судебные решения, хотя они и не относятся к первичным или основным источ­никам права, в практической жизни страны, в повседневном регулировании общественных отношений играют далеко не последнюю роль. В особенности это касается решений Кассационного суда, которые нередко служат общим ориентиром для судебной практики. Это, как правило, случается тогда, когда по обсуждаемым и решаемым вопросам имеются пробелы в законодательстве.

Источник:
http://all-sci.net/pravovedenie_928/osobennosti-pravovoy-sistemyi-120408.html