Можно ли в Беларуси пользоваться металлоискателем

Можно ли в Беларуси пользоваться металлоискателем?

В Беларуси металлоискатель не относится к числу запрещенных к гражданскому обороту предметов в связи с чем его можно свободно купить, продать, взять в аренду и использовать по своему усмотрению. Однако следует понимать, что в нашей стране установлена административная ответственность за поиск археологических артефактов, осуществляемый без специального разрешения на право проведения археологических исследований.

Такое разрешение выдается Национальной академией наук Беларуси исключительно научным организациям или музеям на основании заявок, поданных заинтересованными лицами, и имеет ограниченный срок действия. Подробнее, кто имеет право получить разрешение —

Более подробно с порядком выдачи разрешения на право проведения археологических исследований можно ознакомиться в ст. 127 Кодекса о Культуре РБ от 20.07.2016 г.

Если же проводится несанкционированное археологическое исследование – незаконные раскопки, то возможно привлечение к административной ответственности.

Ответственность за поиск археологических артефактов без специального разрешения установлена статьёй 19.8 Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь, которой предусмотрен штраф в размере от пятнадцати до пятидесяти базовых величин, что на день публикации (2.04.2020) составляет от 405 до 1350 рублей. При этом сам металлоискатель как средство совершения административного правонарушения может быть конфискован на основании санкции указанной статьи.

Археологические артефакты – это движимые материальные объекты, которые возникли в результате жизни и деятельности человека более чем за сто двадцать лет тому назад, сохранились в культурном пласте (слое) или на дне природных либо искусственных водоёмов, имеют историческое, художественное, научное или иное культурное значение, могут соответствовать критериям для придания им статуса историко-культурной ценности, и на момент их выявления не имеют собственника.

Стоит отметить, что культурным пластом (слоем) является пласт в земле или под водой, который возник в результате жизни и деятельности человека и содержит следы существования человека.

Протоколы об административных правонарушениях и подготовка дел об административных правонарушениях предусмотренных вышеуказанной статьёй производится сотрудниками органов внутренних дел, которые передаются в суд и рассматриваются судьёй единолично с вынесением постановления о наложении административного взыскания либо о прекращении дела об административном правонарушении.

Следует отметить, что ранее в законодательстве Беларуси действительно существовала норма, которая устанавливала запрет на использование физическими лицами металлодетекторов и других приборов для поиска объектов археологического наследия, однако с введением административной ответственности за поиск археологических артефактов, данное положение утратила силу.

Сейчас же наказуемо не само использование металлоискателя, а поиск объектов археологического наследия, который зачастую осуществляется с его помощью. Этим обусловлено распространенное заблуждение по поводу ответственности за использование металлоискателя.

Таким образом, ходить с металлоискателем, безусловно, можно, а вот осуществлять поиск археологических артефактов без разрешения, выданного уполномоченным органом, нельзя.

На фото ниже недорогой металлодетектор с сайта aliexpress.ru стоимостью 38$

Поскольку само использование металлоискателя не наказуемо, то и не существует какого-либо специализированного контроля со стороны государства за использованием физическими лицами металлоискателей. Однако, на практике имели место случаи, когда металлоискатель использовался для поиска закладок наркотических и иных, запрещенных к обороту, веществ.

В этой связи зачастую в лесах и лесопарковых зонах проводятся оперативные мероприятия, направленные на выявления лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств, поэтому любое лицо, активно копающееся в земле и использующее металлоискатель, непременно вызовет интерес у оперативного сотрудника, проводящего наблюдение.

Поэтому, если вас застали в лесу с металлоискателем, то объяснение дать придется.

Следует помнить, что если вы потеряли золотое изделие и с помощью металлоискателя осуществляете его поиск, то в таких действиях отсутствует состав административного правонарушения.

В этой связи при задержании сотрудниками милиции нужно знать следующее.

Правила поведения при задержании сотрудниками милиции

В целях пресечения противоправной деятельности, а так же для составления протокола об административном правонарушении, если составление его на месте выявления (совершения) административного правонарушения не представляется возможным, для пресечения сокрытия или уничтожения доказательств вас могут задержать. В рамках вышеуказанной статьи задержание может длиться не более трех часов.

Об административном задержании физического лица составляется протокол, в котором указываются дата и место его составления, должность, фамилия, имя и отчество должностного лица, составившего протокол, сведения о личности задержанного, основания, место и время его фактического задержания. При этом задержанному разъясняется право пригласить защитника. Протокол подписывается лицом, его составившим, и задержанным.

Настоятельно рекомендуем не отказываться от подписи в протоколе. В случае отказа задержанного от подписания протокола в нем делается соответствующая запись с указанием мотивов отказа.

По вашей просьбе вам должна быть вручена копия протокола.

Итак, вас застали с металлоискателем и просят проехать в отделение милиции либо составляют протокол на месте. Первое, что вы должны помнить – это то, что вы должны подчиняться законным требованиям сотрудника милиции, во избежание привлечения вас к административной ответственности по статье 23.4 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий). Убегать и совершать иные подобные действия чреваты последствиями.

Далее сотрудник милиции составит в отношении вас протокол, что является началом административного процесса. Внимательно его прочтите и попросите разъяснить вам ваши права, если этого не было сделано. Если вы согласны с указанными обстоятельствами в протоколе и тем, что совершили правонарушение, то пишите о своём согласии. Если нет, то фиксируйте письменно свою позицию: «С протоколом не согласен, так как в районе (указать место) мной было утеряно драгоценное изделие (кольцо, браслет и т.д.) и я осуществлял его поиск при помощи металлоискателя, не занимался поиском клада и археологических артефактов. Прошу предоставить мне защитника (если вы этого хотите)». Попросите свою копию протокола.

В отношении вас может быть проведён личный обыск. Личный обыск задержанного проводится лицом того же пола, что и задержанный, с участием двух понятых того же пола. Хочу отметить, что если в ходе обыска у вас будут обнаружены археологические артефакты (монеты, украшения и прочее), но при этом вы указываете, что осуществляли поиск потерянного вами имущества, этому будет дана оценка в совокупности имеющихся доказательств и, безусловно, риск привлечения вас к ответственности гораздо возрастает.

Есть ли уголовно-правовые риски для лиц, осуществляющих археологический поиск без спец. разрешения?

Уголовной ответственности за поиск археологических артефактов, осуществляемый без разрешения на право проведения археологических исследований, не установлено.

Однако, следует иметь в виду, что в случае причинения какого-либо ущерба обнаруженным археологическим артефактам в ходе незаконной раскопки, может наступить уголовная ответственность по ст. 345 УК Республики Беларусь (уничтожение, повреждение либо утрата историко-культурных ценностей или культурных ценностей, которым может быть придан статус историко-культурной ценности, по неосторожности). Максимальная санкция указанной статьи предусматривает до трех лет лишения свободы, в случае если деяние повлекло ущерб в особо крупном размере.

К примеру, если предположить, что во время незаконной раскопки вам посчастливится найти белорусскую реликвию-крест Ефросиньи Полоцкой, но при этом, он будет вами серьезно поврежден, то налицо состав уголовного преступления.

Именно с целью недопущения порчи и сохранения историко-культурного наследия государство и ограничивает археологическую сферу от непрофессионалов, вводя соответствующие правовые санкции.

Нужно ли выдавать государству случайно обнаруженные клады?

Ранее по законодательству БССР любой клад рассматривался в качестве государственной собственности, а нашедшему полагалась премия. В соответствии с действующим законодательством клад становится собственностью лица, которому принадлежит имущество, где клад был сокрыт (т.е. спрятан), и лица, обнаружившего клад.

Допустим, вами найден клад на участке у соседа при проведении раскопки с его согласия – клад переходит в собственность соседа и лица, нашедшего клад. Если нашли клад на даче у соседа и оставили себе – состав преступления, предусмотренного статьёй 215 Уголовного кодекса Республики Беларусь (присвоение найденного имущества).

Если же лицо обнаружило клад, состоящий из материальных культурных ценностей, соответствующих критериям придания им статуса историко-культурной ценности, то по закону оно обязано принять меры по его сохранности и передаче государству, которое впоследствии выплатит ему 50% от стоимости клада.

Законодательство не содержит ответа на вопрос по каким критериям лицо, нашедшее клад, может оценить, является ли находка объектом историко-культурного достояния или нет. Однако сами вопросы наличия у объекта признаков духовных, художественных или документальных ценностей находятся в ведении Министерства культуры Республики Беларусь.

Иными словами, если нашли клад у себя на участке, то он принадлежит вам, если на участке соседа – соседу и вам (если без согласия соседа на поиск, то только соседу), если на земле общего пользования – государству. Если клад представляет историко-культурную ценность, то где бы вы его не нашли – государству с выплатой нашедшему 50% от его стоимости. При этом, если вы нашли клад, представляющий историко-культурную ценность, на даче у соседа и передали его государству, то вам в равных долях с соседом положено 50% от его стоимости, то есть по 25 % на каждого, если между вами не было иного соглашения. При обнаружении историко-культурной ценности лицом, производившим раскопки или поиски ценностей без согласия собственника имущества, где клад был сокрыт, вознаграждение этому лицу не выплачивается и полностью поступает собственнику.

Зачастую поиск клада осуществляется на землях лесного фонда (земли, покрытые лесом, а также не покрытые лесом, но предназначенные для его восстановления (вырубки, гари, редины, пустыри, прогалины, погибшие древостои, площади, занятые питомниками, плантациями и несомкнувшимися лесными культурами, и др.), которые в соответствии с действующим законодательством могут находиться только в собственности государства и в пользовании государственных лесохозяйственных учреждений, организаций местных исполнительных комитетов, в компетенцию которых входит ведение лесного, лесопаркового хозяйства. Соответственно, при обнаружении клада без согласия собственника, то есть государства, вам ничего не полагается, плюс вы можете быть привлечены к административной ответственности.

Отметим, что вознаграждения, полученные за передачу в государственную собственность кладов, освобождаются от уплаты подоходного налога.

Остались вопросы? Задавайте в комментариях, постараемся помочь.

Источник:
http://finbelarus.com/metalloiskatel-v-belarusi/

Указ 485 от 14.12.15! Закон о металлоискателе.

Металлоискатель вне закона!

Итак, всех кладоискателей да и просто поисковиков волнует нововведения в законодательстве о металлоискателях, а именно «громкий» указ № 485 от 14.12.15. Что же это значит? Металлоискатели вне закона? Ведь в новостных лентах то и дело, что писали за уголовную ответственность за прогулку с металлодетектором в руках.

И все же, давайте разбираться по порядку про запрет на металлоискатели в Беларуси:

В этом указе я нашел три основных подпункта, которые коснуться так или иначе тех, кто был связан или до сих пор повязан с приборным поиском, а именно:

1.1. археологические артефакты, которые выявленный при проведении археологических исследований или случайно, подлежат передачи в государственную собственность;

1.2. поиск археологических объектов и (или) археологических артефактов может осуществляться только при проведении археологических исследований на основании разрешения на право проведения археологических исследований, разглашающаяся Национальной академией наук Беларуси (далее – разрешение);

Где археологические артефакты и объекты – это вещи, которым исполнилось более 120 лет И которые имеют историческое, художественное, научное или другое культурное значение. Это значит что искать потерянные ключи, кольца обручальные, серьки и тому подобное не запрещено. А значит, если ты не носишь эти артефакты в кармане, получается ты вроде бы как и не занимаешься поиском артефактов, ну а если найдешь- то нарушаешь закон в том случае если не передал в государственную собственность.

Далее очень важная деталь в этом указе про то что делать с этими найденными или купленными когда-то артефактами:

1.12. приобретение, продажа, дарение, мена, залог археологических артефактов запрещаются, исключая случаев:

приобретения, продажи, дарения, мены, залога археологических артефактов государственными научными организациями (государственным научным организациям) и государственными музеями (государственным музеям);

приобретения, продажи, дарения, мены, залога археологических артефактов, включенных в реестр археологических артефактов (далее – реестр), формирование и ведение которого осуществляются Национальной академией наук Беларуси или уполномоченной ею юридическим лицом;

Если же вы все таки владелец артефактов, то вам надо их зарегистрировать, и согласно указу в течение 30 дней за бесплатно вам выдадут что-то , подтверждающее статус владельца артефакта… Далее – согласно п.1.12.

Читайте также  Приказ об изменении условий трудового договора

Всех призываю, все что накопали, весь шмурдяк, которому более 120 лет собирайте в ведра, фотографируйте на 10х15 и несите скорее заносите все в реестр к 1 января 2017 года.

Полный текст на русском Указа 485 от 14.12.15 можно скачать тут. Указ был скачан с сайта etalonline. by и переведен машинным переводом

ЕСЛИ ВЫ РАССМАТРИВАЕТЕ МЕТАЛЛОПОИСК КАК ХОББИ, ТО ПОПРОБУЙТЕ СНАЧАЛА ВЗЯТЬ МЕТАЛЛОИСКАТЕЛЬ В АРЕНДУ

Источник:
http://zivert.by/md-485/

Кладоискательство: безобидное хобби или преступление? Все археологические артефакты принадлежат государству

Вот уже три месяца действует новый Кодекс о культуре. Пожалуй, одним из самых резонансных стал раздел, касающийся сохранения исторического наследия: отныне все археологические артефакты должны принадлежать государству – их нельзя покупать, продавать, дарить, менять. А чтобы работать с металлоискателем, нужно разрешение Академии наук. Но если историки нововведениям только рады, то любители приборного поиска, как называют себя неофициальные кладоискатели, расстроены. Сетуют, что их лишили увлекательного хобби. И как сами уверяют – вполне безобидного.

Игорь родом из Новогрудка – города, где страницы из школьного учебника по истории оживают на каждом шагу: вот здесь, на Замковой горе, вершил судьбы князь Миндовг, а внизу, на месте нынешнего музея, стоял родительский дом Адама Мицкевича… В жизни Игоря было много томов исторической литературы, увлечение старыми картами. А десять лет назад он купил металлодетектор, чтобы искать свидетельства ушедших эпох – монетки, пуговицы с военной формы, фрагменты украшений.

Впрочем, сейчас высокотехничный прибор все чаще стоит без дела. По новому кодексу, чтобы получить добро на поиск, нужно иметь историческое образование и разрешение Академии наук. Игорь считает:

– Такие, как я, никакого вреда не приносят. Обычное место поиска – простое пахотное поле. «Прочесываем» его с металлодетектором. Если зазвонил – можем копнуть на штык лопаты. Не думаю, что здесь идет речь о нарушении культурного слоя, тем более рядом ездит трактор и пашет плугом. К черным копателям, которые орудуют даже на кладбищах и у братских могил, такие, как я, лю­бители приборного поиска, отношения не имеют.

Работа поисковиков кропотливая и неблагодарная: из 10–20 выездов удачным может быть только один, уверяет мой собеседник:

– А еще, вопреки стереотипу, она абсолютно не денежная. Наши находки: пуговицы, медные монеты, почерневшие от времени и внесенных в почву удобрений, – не интересуют ни музеи, ни коллекционеров. Знакомые ребята как-то пытались определить свои находки в музей, а им ответили: нам интересны только монеты времен Средневековья. Почему, например, не сделать на поисковые работы платную лицензию, как у рыбаков или охотников? Или перенять опыт Великобритании: там копать можно практически везде, но с условием – любую находку нужно отнести в специальную службу, где ее опишут, сфотографируют, определят ценность. У музеев – первоочередное право на выкуп. А если экспонат им не интересен, он может остаться у владельца или быть продан коллекционерам.

«Продам старину, войну, монеты»

Возможно, таких энтузиастов, как Игорь, действительно много. Но, к сожалению, есть и другие охотники за кладами. Пару минут наедине с гуглом – и я без больших проблем обнаруживаю в одной из социальных сетей группу «Копатели и кладоискатели (Беларусь)», на которую подписано 6000 юзеров. На этой площадке «копы», как они сами себя называют, обсуждают рабочие моменты: делятся информацией, где взять старинные карты и купить новую деталь к металлодетектору. А еще выкладывают фото находок, чтобы знатоки помогли определить, сколько они завесят – разумеется, в деньгах.

Встречаются и весьма пикантные темы для обсуждения – например, «Сколько вы зарабатываете за сезон?» «Если хорошо потрудиться, то можно и хорошо заработать!» – отвечает один. А другой признается, что самопальный металлоискатель, который он 13 лет назад купил у знакомого за десять долларов, за это время окупил себя 400 раз! Выходит, не так уж все безобидно?

Здесь же, не стесняясь, кладоискатели оставляют сообщения «Продам старину, вой­ну, монеты». Хотела кому-нибудь написать, чтобы узнать стоимость, но побоялась: покупка исторических артефактов, равно как и продажа, преследуется законом.

В Центре археологии и древней истории Беларуси уверены, что мне бы ничего и не продали: «копы» предпочитают сбывать находки в своем же кругу.

– С принятием Указа № 485, а затем Кодекса о культуре интернет-об­щение в этой сфере сильно изме­нилось. Стали реже проскакивать объявления из серии «куплю-про­дам» – обычно пишут «отдам на длительное хранение», чтобы не привлекать к себе внимания. Трофеями раньше тоже хвастались смелее: сейчас выкладывают снимки артефактов не старше 100 лет. А если возраст находки измеряется веками – такую не афишируют, опасаются.

Денис Дук, доктор исторических наук и проректор Полоцкого го­сударственного университета, – один из самых известных белорусских археологов. Именно он два года назад обнаружил бесценный артефакт – старинную свинцовую печать, которая, по мнению ученых, принадлежала Ев­фросинии Полоцкой.

Тема нелегального кладоискательства для Дениса Владимировича болезненная:

– Наша страна входит в число мировых лидеров по количеству кладов, а по некоторым данным, даже занимает первое место. Поэтому нелегальные копатели – очень острая проблема для нас, настоящее бедствие. Пять лет назад я и сам участвовал в поимке черного копателя: его застали на месте преступ­ления, завели дело. Но с помощью адвоката он ушел от ответственности: им удалось доказать, что копатель потерял ключи и пытался найти их с помощью металлоискателя.

Денис Дук уверен: проблема не только в том, что ценные находки оказываются в частных коллекциях, но и в том, что вещь, которую достали из недр без присутствия историков, ничего нового для нас сообщить, увы, не может.

– Многие забывают, что у каждой находки есть не только материальная стоимость, но и, прежде всего, историческая – какие новые знания она может для нас открыть.

На вопрос, не получится ли, что белорусские богатства так навсегда и останутся захороненными в земле – ведь профессиональных историков, имеющих право проводить раскопки, очень и очень мало, Денис Владимирович отвечает:

– Лучше вообще ничего не извлекать, чем делать это просто так, ради забавы.

Виктория Витальевна КРУПЕНЬКОВА, «Знамя юности», 27 апреля 2017 г.
(коллаж – «Знамя юности»)

Источник:
http://pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2017/april/24007/

В поисках клада – с лопатой и металлоискателем

Кладоискатель из Гродно Руслан в интервью «Белорусскому партизану» приоткрыл завесу над деятельностью любителей копа.

— Как давно Вы занимаетесь кладоискательством? Как к этому пришли?

— Кладоискательством в понимании «ходить с прибором и лопатой» я занимаюсь около 4-х лет. Мысли заняться поиском меня посещали с детства, в лет 10 были попытки собрать металлодетектор, все электронные компоненты нашел, но дальше этого дело не продвинулось.

Каждый человек хоть раз в жизни задумывался о том, чтобы найти клад или что-то в этом роде. Пиратские сокровища, карты с кладами. В общем, романтика!

— Кладоискательство для Вас – прибыльное дело или скорей хобби «для души»?

— Никогда не ставил перед собой задачи обогатиться за счет копа. Чтобы действительно «подняться» на этой теме нужна уйма времени, редкие, а в последнее время даже уникальные источники информации, обработка которых также занимает немало времени.

Для меня кладоискательство – это способ отвлечься от суеты будней. Привлекательность поиска утраченных и скрытых сокровищ состоит в том, что все найденное – вполне осязаемые вещи. Мне важен сам процесс, отстраненный ход мыслей, некий транс даже…

Во время поиска новых мест много интересных фактов всплывают на поверхность. Ты не мог и подумать, что рядом с твоим маленьким обычным провинциальным городком целая россыпь знаковых мест. Узнаешь о событиях — и уже не можешь сдержать себя в беседе со знакомым и не поделится с ним своим открытием: «А знаешь, тут ведь церквушка была. Сгорела…»

Это хобби также положительно сказалось на уровне образованности. Я человек технического склада ума, но в поисках новой информации увлеченно погружаюсь в историческую литературу, неплохо разбираюсь в старых картах. Всегда удивлялся тому, как люди в то время наносили объекты на карты с такой точностью, что, «привязав», к примеру, карту 1880 года к современным координатам, получается практически идеальное соответствие с теми данными, которые современные люди получают с помощью высокоточных спутников. В те же времена, когда эти старые карты составлялись, картографы пользовались только хронографами (часами с очень точным ходом), с помощью которых они засекали время, к примеру, восхода солнца в разных широтах и, сопоставляя данные, судили о расстояниях между объектами. Причем повторюсь, получая практически идеальные данные.

Я начал понимать в нумизматике, филобутонистике, сфаргистике, фалеристике… Раньше считал эти слова ругательными. Серость будней отходит на второй план в ожидании выезда. Сорваться среди рабочей недели? – обычное дело. Коп ночью? – да нет проблем!

— В чем отличие кладоискателя от “черного” копателя?

— В чем отличие браконьера от охотника? В чем отличие человека с электроудочкой от рыбака с поплавочной снастью? Простого грибника с лукошком от «добытчика лисичек» с граблями?

Тут дело в методах и подходах.

Если у простого человека, купившего металлодетектор и лопату, цели просто покопаться в земле, пообщаться с коллегами по хобби, быть вовлеченным в сам процесс, развиваться и узнавать что-то новое, то у «черных» копателей цель одна – нажива.

Есть уйма мест, сулящих хороший «подъем» во всех смыслах, на которые здравомыслящий человек не полезет. Это исторические и археологические памятники, места массовых захоронений, могильники и курганы. Тут запрет как на законодательном, так и на морально-этическом уровне. Но некоторых это не останавливает. Как правило, это скрытые группы, которые не афишируют свою деятельность. Им лишнее внимание не к чему. Их не так много, но вреда от них как для культурно-исторического наследия, так и для обычных увлеченных кладоискательством людей уйма! В последнее время формируется четкое общественное мнение: человек с прибором — вор и бандит, расхититель гробниц. Это четко прослеживается в отношении людей: если на начальных этапах местные жители подходили, интересовались, рассказывали интересные истории и делились своими предположениями о том, где лучше покопать, то сейчас чаще косо смотрят, а потом, глядишь, и милиция приезжает, или председатель…

— Что ищете и что находите? Как часто выходите на охоту?

— В последнее время выезды не частые. В этом сезоне выехал всего пару раз. Раньше регулярно раз в неделю на выходные выезжали на коп, колесили по району. Иногда целенаправленно на конкретное место, иногда по ходу корректировали маршрут.

Самые частые находки – это монеты, за ними пуговицы и далее вперемешку элементы конной упряжи, колечки, жетоны, пломбы. Все, что могло отвалиться, оторваться от одежды или выпасть из кармана. Это касаемо полезных находок.

Помимо этого, процентов 70-80 составляют непонятные находки – куски проволоки, гвозди, гильзы, крупная охотничья дробь (картечь) и бескрайние горы вино-водочных пробок. Ресурс неисчерпаемый (улыбается).

— Что делаете с находками? Как часто попадается что-то ценное?

— Что-то из находок оставляем себе, многие ребята собирают тематические монетные коллекции, кто по определенному периоду, кто по правителю, кто-то собирает все подряд, меняемся, дарим друг другу. Я, к примеру, собираю ложки и вилки. Целая коробка уже. Медные, бронзовые, латунные. Некоторые ребята сдают находки в музей. Часть находок продается с интернет-аукционов, тут уж как повезет. Может случиться так, что придется отдавать за бесценок стоящую вещь, а иногда желающие могут так сцепиться и «разогнать» лот, что итоговая стоимость превосходит первоначальные ожидания. Ценовой диапазон большей массы находок уходящих с аукциона 50-200 usd, но при этом предмет должен быть в хорошем состоянии.

Читайте также  Письмо Министерства здравоохранения РФ от 7 февраля 2018 г

— Какая самая оригинальная находка был у Вас или у Ваших знакомых?

— Тут сразу не скажешь – каждая находка по-своему уникальна. Сам я не поднимал, но знакомые находили тут, у нас, на территории гродненского района монеты Римской империи, датируемые 300-ми годами ДО НАШЕЙ ЭРЫ!

— Были ли какие-либо интересные случаи с находками?

— О да! Один раз поднимал горшок, в нем кувшин, а в нем…. Пусто (улыбается) А я уже, пока копал, все придумал и составил бизнес-план.

— Как определить, где копать? Искать в книгах?

— Источников может быть много, важно правильно с ними работать, читать между строк.

Начинаешь от разведки на местности: едешь на машине, смотришь на поле, а на нем темные пятна – возможно, тут стояли домики, и жившие тут люди выбрасывали золу, от этого место темнее. Останавливаешься, подходишь ближе и ищешь глазами остатки глиняной керамики или что-либо, что может указывать на проживание тут людей. Если есть основания полагать, что место было заселено, то пробуешь походить с прибором. По находкам можно сориентироваться в периоде существования поселения. На монетах, как правило, есть даты, да и по пуговкам и колечкам можно примерно судить о возрасте поселения.

Далее идет работа с литературными источниками. Это современные энциклопедии, описывающие места находок кладов. Как правило, это происходило случайно, при проведении земляных работ, а так как металлодетекторы появились относительно недавно, то всегда есть шанс, выехав на место с хорошим аппаратом, «добрать» клад, который остался в земле. Также в ходу и старые книги переписи, судовые книги, в общем, любая информация, способная локализовать место поиска.

После идут карты. В сети предостаточно различных карт, начиная с 1880-1890 годов и до нашего времени. Сравнивая старые и новые карты можно судить о возникновении и исчезновении поселений, перемещении деревень. Также перспективными местами являются обозначенные на картах корчмы, паромные переправы, ярмарки, старые лесные дороги. В общем места, где могли быть значительные скопления людей.

— Без каких навыков не обойтись при поиске кладов? Существуют ли какие-то правила в этом деле?

— Для успешного поиска нужно обладать знаниями и физической подготовкой. Не раз приходилось выкапывать с метровой глубины банки от краски или обода от бочек.

Правила у добросовестных копателей существуют на подсознательном уровне. Самые основные – это закапывать за собой ямки, знать законы и не нарушать их, не копать по засеянным местам, забирать с собой мусор с полей (пробки, проволока, фольга).

— Существуют ли для Вас табу во время поисков и раскопок? У Вас не бывает опасений, что, раскапывая что-нибудь, Вы можете уничтожить что-то ценное с археологической точки зрения, но совершенно не нужное Вам?

— В среде моих знакомых я не знаю ребят, которые бы пошли копать могильники или кладбища. Это табу. Никто не копает по посевам или на территории чужих огородов (без согласия хозяина). Также нет желающих копать на местах боевой славы. Тут дело не только в морали, но и в риске выкопать ВОПы – взрывоопасные предметы.

А по поводу опасений уничтожить что либо ценное скажу, что 90% мест, по которым в основном ходят копатели, — регулярно засеваемые поля, прибор берет монетку в лучшем случае на 20-25 см, плуг трактора переворачивает 40 см. Добавить сюда регулярно вносимые удобрения и механические повреждения навесным оборудованием трактора — и кладоискательство превращается в операцию по спасению…

— Кладоискатель – кто он? Чем это занятие привлекает людей?

— Кладоискатель — это человек, увлеченный поиском, общением с историей, причем общением очным. Всегда приятно найти необычный предмет – монету, пуговицу, попытаться разузнать про нее. Общаться с коллегами по хобби, ну и чаще всего недостижимая мечта найти клад.

— Кладоискательство – занятие опасное или его можно причислить к довольно невинным хобби?

Если придерживаться описанных выше правил, то опасности практически нет. Но вот аспект законности хобби сейчас стоит как нельзя остро.

Началось все с 2012 года.

С 16 августа 2012 вступили в силу изменения в закон об охране историко-культурного наследия.

Тогда особой силы закон эти изменения не возимели, но сейчас дело видимо обстоит серьезнее – в 2015 году маячит принятие Кодекса о культуре РБ, а в нем есть статьи, в которых явно говориться о том, что, просто имея металлодетектор, мы уже нарушаем положения кодекса. Осталось только обозначить наказание – и коп вне закона. Так было в России, но ребята там нашлись и организовали общество любителей метеоритики. Ходят по полям, ищут. метеориты. С удостоверениями и прочими бумагами.

— Есть ли у вас мечта, связанная с каким-то кладом?

— Хотелось бы глянуть на ведро дукатов – ценных золотых монет .

Источник:
http://belaruspartisan.by/life/265421/

Беларусь должна защищать свое археологическое наследие от черных копателей

Чем опасны кладоискатели-непрофессионалы, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал заместитель директора по научной работе Института истории Национальной академии наук (НАН) Республики Беларусь Вадим Лакиза.

Никого не трогаю

Вадим Леонидович, Указ Президента Республики Беларусь от 14 декабря 2015 года № 485 «О совершенствовании охраны археологических объектов и археологических артефактов» – это ужесточение законодательства или его естественная эволюция?

– Для белорусских археологов это эволюция. Закон всегда охранял наше историко-культурное наследие. Например, сегодня ни одна стройка не может начаться без одобрения археологов. Точно так же должно быть и с поиском археологических артефактов. Вести их должны только профессионалы и только в рамках целенаправленных научных археологичесских исследований. Но никак не «любители истории».

– Вы о кладоискателях и черных копателях?

– Конечно. С момента публикации указа в Интернете и СМИ постоянно раздаются их призывы оставить все как было. Мол, мы никому не мешаем своим хобби. Тихо ходим по бесхозным полям с металлоискателем, никого не трогаем. А кому эти поля принадлежат? Обратимся к Конституции Республики Беларусь. В статье 13 четко написано «недра, воды, леса составляют исключительную собственность государства. Земли сельскохозяйственного назначения находятся в собственности государства». Значит, все, что они находят, – это государственная собственность!

– Получается, что введение Указа – необходимость и достойный ответ современным вызовам?

– Особенно в наш цифровой век. Массовое развитие информационных технологий привело к тому, что приборный поиск стал массовым. В Интернете есть огромный выбор оцифрованных старинных карт, к тому же с привязкой к современным спутниковым снимкам. Найти интересующее место можно с помощью навигаторов. Существует множество тематических порталов и форумов, где любители общаются, делятся информацией. К тому же подогревает интерес к кладоискательству банальное бахвальство. Сколько новостей о том, что в Беларуси найден клад, за последнее десятилетие промелькнуло в СМИ? Единицы, да и то в большинстве случаев находку сделали профессиональные археологи. На форумах же появляются десятки фотографий кладов, которые нашли с помощью металлодетекторов. Никто их не сдал государству, хотя и должен был по закону – за вознаграждение. Посмотрит человек на фотографии россыпей серебряных и золотых монет в галерее такого тематического портала и загорается жаждой наживы. Покупает детектор, навигатор и едет искать золото Наполеона.

Так после любительских раскопок выглядит место, где находился фольварк, на берегу Западной Двины неподалеку от Полоцка.

– Кстати, один из доводов в пользу введения этих поправок – зарубежный опыт.

– Хотелось бы посмотреть, как «любители истории» займутся своим хобби в Турции, Египте, Саудовской Аравии, Израиле. Уверен на 99 %, что понадобится вмешательство МИДа, чтобы вытянуть их из тюрьмы. Поиск с металлоискателем в этих странах, как и еще во многих, под строжайшим запретом. Карается даже сам факт обладания таким прибором, а, например, в Исландии запрещена даже их реклама. Ограничен или запрещен приборный поиск у наших соседей – в Российской Федерации, большинстве стран Евросоюза. Беларусь также должна защищать свое археологическое наследие. Не секрет, что после введения запрета на поиск с металлоискателем в РФ многие россияне занялись этим хобби на наших землях. Белорусское историко-культурное наследие уничтожается и вывозится за пределы страны.

– Скажите честно, вы думаете, что эти меры способны отпугнуть тех, кто зарабатывает на торговле артефактами?

– Надеюсь на это. Уверен только, что многие профессиональные черные копатели уйдут в другие сферы деятельности. Главное, что Указ ударит по новичкам. Большинство из тех, кто хотел испытать удачу и открыть для себя новое хобби – кладоискательство или недавно взяли в руки металлоискатель, откажутся от него. Это позволит сохранить археологические памятники для научных исследований.

– При археологических раскопках памятник физически тоже уничтожается.

– Но каждый артефакт, даже самый маленький, фиксируется, сохраняется. После работы археологов остается полная картина прошлого: кто, когда и как был захоронен в кургане. Какие предметы домашнего обихода положили в могилу, как их создавали. Наиболее ценные артефакты попадут в музеи, где их смогут увидеть тысячи посетителей. Сколько посетителей увидят, например, золотые серьги, найденные черным копателем? Скорее всего, только тот, кому позволит сделать это их покупатель.

Зарегистрируем

– Многие коллекционеры всполошились, прочитав норму Указа, где говорится о регистрации археологических артефактов. Некоторые поговаривают о конфискациях.

– Это ничем не подкрепленные слухи. Никто не придет в квартиру и не заберет предметы. Главная цель этого нововведения – ввод археологических артефактов, которые находятся в частных коллекциях, в научный оборот. Это станет дополнительным, хотя и не основным материалом для исследователей. Возможно, у коллекционеров есть уникальные вещи, которых не хватает для завершения реконструкции полноценной исторической картины некоторых археологических памятников. И только если сохранилась точная информация о контенте находки.

Поэтому в реестр будут включаться такие важные для нас сведения, как место находки, ее описание, фотографии. Коллекционеры знают, где и когда был найден принадлежащий им артефакт. Вещь без истории остается просто вещью. Но если знаешь точное место находки, можно определить, к какому времени она относится, кому принадлежала. Это уже настоящий ценный коллекционный материал. После включения в реестр археологические артефакты останутся у их хозяев. Тут действует принцип презумпции невиновности. Нельзя сказать, сам ли коллекционер нашел его на археологическом памятнике с помощью металлоискателя или честно обменял, купил. Это его собственность, он вправе ею распоряжаться как пожелает. Но только если артефакт включен в реестр до 1 января 2017 года. Если это ценный для белорусской науки артефакт, то первоочередным правом покупки будут обладать белорусские музеи. Лишь потом на него могут претендовать остальные.

Ничего страшного в этом пункте Указа для законопослушных коллекционеров нет. Они очень ревностно относятся к своему хобби, не ищут в нем материальной выгоды, в отличие от тех, кто зарабатывает на реализации археологических артефактов. Для них Указ означает сворачивание бизнеса. Продажа незарегистрированных плодов копательского труда станет преступлением, которое карается по закону. Если риски от наказания превысят предполагаемый доход от приборного поиска, то археологическое наследие Беларуси будет сохранено для будущих поколений.

Что ты такое

– Давайте более подробно остановимся на определении того, что такое археологический артефакт. Согласно тексту Указа это «движимые материальные объекты, возникшие в результате жизни и деятельности человека более 120 лет тому назад, сохранились в культурном слое или на дне естественных и искусственных водоемов, имеют историческое, художественное, научное или иное культурное значение, могут соответствовать критериям для придания статуса историко-культурной ценности, установленным законодательством об охране историко-культурного наследия, и на момент их обнаружения не имеют собственника». Слишком обобщенная формулировка.

– В то же время исчерпывающая. В ней все сказано. Давайте разберем на примерах.

Читайте также  Подробная инструкция по практическому применению мультиметра дт 181

– Вот эта гильза найдена в Минске, в Масюковщине, около строительной площадки. Судя по клейму, она была изготовлена в 1905 году в Австро-Венгрии для русско-японской войны.

– Во-первых, ей всего 111 лет. Она уже не подходит под временные параметры. Во-вторых, она не имеет никакой ценности для общества. Это массовое изделие, к тому же нетоварного вида. Она ценна только для вас и вашей коллекции. Поэтому даже через 9 лет ее не нужно будет регистрировать.

– А как быть с монетами старше 1896 года? Они возникли «в результате жизни и деятельности человека более 120 лет». Или драгоценности.

– Я не хотел бы рассматривать названные вами предметы как единое целое. У профессиональных археологов нет термина «драгоценность», а есть только «археологический артефакт». В то же время нумизматика как наука развивается на протяжении столетий. Огромный пласт монет имеет собственников, является объектом коллекционирования, передается из поколения в поколение. К тому же благородные металлы во все времена были средством сбережения.

Но много ли бабушек и дедушек передают своим внукам в наследство перстни XV века со следами плуга? Или бронзовые и серебряные нательные крестики XII века? Единицы семей во всем мире хранят такие артефакты как фамильную ценность. Большинство украшений X–XVII веков – это находки черных копателей на археологических памятниках нашей страны. Точно так же, как золотые и серебряные гривны.

Отличить украшения, найденные в культурном слое, от тех, которые продолжительное время находились в коллекциях, профессионалам очень просто даже по внешнему виду.

– А как быть с настоящими археологическими артефактами? Кремниевый скребок эпохи палеолита. Найден на археологическом памятнике Ковальцы под Гродно во время археологической практики в 2004 году. Оставлен на память с разрешения руководителя.

– Отличный артефакт. Причем, с ним точно работали люди десятки тысяч лет назад. Порядок регистрации археологических артефактов прописан в Указе. Нужно обратиться с заявлением в районную комиссию, предоставив описание находки, ее фотографии. Она передаст запрос в Институт истории НАН, сотрудники которого дадут находке оценку: имеет ли она историко-культурное значение, подпадает ли под определение археологического артефакта. Нашедшему будет выслано заключение специалистов. Ведь не всякий предмет, которому больше 120 лет и который найден в земле, является археологическим артефактом. Если он не подпадает под это определение, его возвратят нашедшему. Так что камни, битый кирпич, стекла и прочий мусор, которым в Интернете обещают завалить комиссии черные копатели, будут отсеяны еще на приеме в районных комиссиях.

А насчет скребка… На поверхности стоянки Ковальцы встречается много подобных предметов. Это массовый материал, к тому же не орудие труда. Поэтому руководитель практики его вам и оставил. Как память об участии в археологической экспедиции.

Как жить после вступления в силу Указа в марте 2016 года?

Вести археологические раскопки и поиск смогут только физические лица или научные организации, получившие разрешение (открытый лист).

При поиске археологических артефактов запрещено использование приборов – металлоискателя, георадара, поискового магнита и тому подобных. Исключение сделано лишь для тех, кто ведет его с открытым листом.

Если случайно обнаружен предмет, который можно посчитать археологическим артефактом, нужно принять меры для его сохранения, сообщить о нем в местный исполнительный орган и передать его туда в двухдневный срок.

С 2017 года торговля археологическими артефактами будет запрещена. Исключение – только для внесенных в реестр.

Источник:
http://minsknews.by/belarus-dolzhna-zashhishhat-svoe-arheologicheskoe-nasledie-ot-chernyih-kopateley/

Любители приборного поиска написали президенту

Археологи-любители, которые занимаются поисковыми работами не ради наживы, а в качестве хобби, сейчас законодательно фактически приравнены к черным копателям.

Любители приборного поиска обратились к президенту Беларуси и в другие органы власти по поводу указа от 14 декабря 2015 г. № 485 «Аб удасканаленні аховы археалагічных аб’ектаў і археалагічных артэфактаў». Этот документ уже вступил в силу и призван поставить законодательный барьер на пути черных копателей. Однако под действие указа подпадают и археологи-любители, которые занимаются поисковыми работами не ради наживы, а в качестве хобби.

О чем спорный указ

Указ запрещает поиск археологических артефактов без специального разрешения Национальной академии наук и устанавливает критерии для физических лиц, претендующих на получение такого разрешения (специальное высшее образование и опыт археологических работ).

Все обнаруженные в ходе поисков либо случайно артефакты подлежат передаче государству (за исключением обнаруженных до вступления указа в силу).

Согласно документу, археологическим артефактом являются материальные объекты возрастом более 120 лет, обнаруженные в культурном слое и на момент обнаружения не имеющие владельца.

Указ обязывает Академию наук создать реестр археологических артефактов. Частные коллекционеры должны на добровольной основе зарегистрировать свои артефакты в данном реестре.

Указ запрещает продажу, обмен, дарение артефактов, за исключением включенных в реестр.

Любитель приборного поиска и нумизмат Руслан Веремей от имени своих коллег обратился к президенту с предложениями трансформировать законодательство таким образом, чтобы интересы добропорядочных любителей истории и археологии не были ущемлены.

«Отменить указ № 485 и разработать другой»

Предлагается отменить указ № 485 и разработать другой, который будет не только отражать интересы официальной археологии, но также и любителей истории. Для его реализации могут быть созданы компетентные археологические комиссии, которые будут работать не на добровольных началах, а на профессиональной основе.

Также предлагается создать при Институте истории, музеях (или без их участия) общественные объединения любителей приборного поиска с уплатой соответствующих членских взносов, которые будут поступать в созданный Археологический фонд.

В этом фонде предлагается аккумулировать финансовые средства спонсоров, меценатов, взносы объединений любителей приборного поиска, процент от сделок по продаже артефактов и антиквариата. За счет средств фонда можно будет финансировать деятельность археологических комиссий, аукционов и проводить археологические исследования.

Авторы обращения также считают важным организовать регистрацию частных коллекций таким образом, чтобы была гарантирована безопасность артефактов и защищена информация об их владельце.

Закон превращается в дышло?

Прописанные в указе определения «поиск», «археологический артефакт», «археологический объект» даже профессионального юриста заставляют задуматься, считает Руслан Веремей.

«Например, когда человек смотрит себе под ноги и целенаправленно ищет «артефакт», то он уже совершает «поиск». А когда он визуально находит «артефакт», так сказать, нецеленаправленно, то это уже случайная находка. Вариант приборного поиска предметов, не являющихся артефактами, в указе вообще не рассмотрен, а из этого следует, что даже когда кто-либо ищет исключительно советские монеты, а ему случайно попадается более старая монета, то он уже — нарушитель закона. Как в такой ситуации доказывать отсутствие намерения искать артефакты — неизвестно», — пояснил нумизмат.

Расплывчатые определения, которые можно трактовать произвольно, превращают указ в дышло — как повернул, так и вышло, говорит Руслан Веремей:

«Вдобавок, любое поле, где был найден «археологический артефакт», автоматически превращается в «археологический объект»! Учитывая богатую историю нашей страны, посевная кампания может и не начаться, ведь на каждом поле найдется пара-тройка таких «археологических артефактов», а далее согласно указу поле должны обследовать соответствующие специалисты. Неужели в будущем планируется игнорировать законодательный запрет на земляные работы в границах «археологических объектов»? Или потом за повреждение объекта будут штрафы выписывать? С таким подходом аграрии скорее находки спрячут либо «не заметят», чем будут срывать планы посевной кампании».

Председатель Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Антон Астапович согласен, что в настоящее время указ № 485 каждый трактует так, как считает нужным.

В комментарии для Naviny.by Антон Астапович отметил, что до сих пор не созданы археологические комиссии при исполкомах, которые должны заниматься артефактами. Таким образом, сказал эксперт, открытым остается вопрос — кто и как будет вести эту работу.

По сути, указ однозначно запрещает лишь использовать металлодетекторы и другое специальное оборудование на археологических памятниках: «Понятно, что там могут копать только археологи согласно действующему законодательству».

Приборный поиск в остальных случаях, сказал Антон Астапович, «нужно регулировать, не запрещать».

«Запрет ничего не даст, — сказал Антон Астапович. — За пределами охранных зон поиск должен регулироваться путем соответствующего лицензирования и контроля деятельности любителей поиска. Важно, чтобы они были обязаны отчитываться в том, что нашли и где. При этом важно четко организовать выдачу разрешений на поиск, причем на определенный период».

Десятки тысяч копателей и полсотни археологов

Любители приборного поиска предлагают государству сотрудничество и приводят в качестве примера Великобританию, где только за первый год совместной работы официальной науки и любителей приборного поиска было найдено 57,5 тысячи артефактов. Были открыты многочисленные клады и новые археологические памятники, о которых официальная наука даже не догадывалась.

Руслан Веремей отмечает, что в стране около полусотни археологов, которые «не могут исследовать даже те объекты, которые давно известны». В тоже время, по оценочным данным, на руках у населения сейчас находится несколько десятков тысяч металлодетекторов. Что можно противопоставить этой армии?

«Археологов мало, зарегистрированных археологических объектов много, а на полях, которые ежегодно обрабатываются, археологические объекты, если они там есть, вообще не открыты! Разве археологи будут проводить раскопки там, где археологических объектов, возможно, нет вообще, имея значительный список неисследованных объектов? Как минимум, не в этом столетии», — отметил Руслан Веремей.

Он обратил внимание, что археологические работы на стройплощадках в исторических центрах белорусских городов фактически не проводятся — на это нет ни времени, ни денег.

«Никакой застройщик не будет тратить много времени на исследования, поскольку утвержден план строительства. Любая задержка строительства — это огромные финансовые потери. Какое уж тут историческое наследие, когда вопрос идет на миллиарды рублей потерь. Почему в таких случаях официальная наука жертвует нашим наследием ради интересов инвестора или застройщика? А сколько строек проводится вообще без археологического надзора? Некоторым за это выписывают штрафы, про некоторых даже не знают», — отмечается в письме на имя главы государства.

Коллекционеры уходят в подполье

Рынок антиквариата и артефактов пополняется во многом благодаря любителям поиска. Однако коллекционеры, чтобы отвести удар от себя, стараются отмежеваться от любителей приборного поиска.

Законодательство в области коллекционирования вообще разработано очень слабо, считает Руслан Веремей:

«О чем можно говорить, если коллекционер, который приобретает, например, монету Российской Федерации достоинством в одну копейку, автоматически подпадает под ответственность за незаконные валютно-обменные операции! Хорошо, если точно известно, что монета все еще находится в обороте, а если это монеты Уганды или Кении? Там они могут также быть в обороте. А монеты США? Цент 1870 года продолжает оставаться законным платежным средством! А монеты других стран, старше 120 лет, приобретенные за границей, разве имеют отношение к историческому наследию Беларуси? Согласно указу — имеют, а по факту?»

Чтобы вернуть «археологические артефакты» из частных коллекций в научный оборот, планируется создать специальный реестр. Однако любители археологии сомневаются, что этот замысел будет реализован — слишком много требований к коллекционерам и слишком мало гарантий.

«Наследие у нас одно на всех, и большой ошибкой будет не подпускать к его сохранению людей, которые на добровольных началах действительно заботятся о нашей истории и культуре. Только вместе, общими усилиями можно будет дать новый толчок развитию исторической науки, открыть неизвестные страницы нашей истории, повысить престиж профессии историка и археолога, и только вместе можно защитить наше наследие и дать бой настоящим черным копателям», — говорится в обращении.

Источник:
http://naviny.by/rubrics/society/2016/04/12/ic_articles_116_191424