Почему убегают врачи из белгородской больницы

Почему убегают врачи из белгородской больницы?

Минздрав давно уже должен был честно предупредить белгородцев, что лечиться в их городе становится опасно.

Особенно опасной стала 2-я городская больница, которую народ прозвал «моргом». Из хорошей больницы в «морг» она превратилась «благодаря» пришедшему сюда в апреле главным врачом «эффективному менеджеру» Антону Бондареву. А уже к концу лета плотная черная молва накрыла больницу.

Самое страшное, что могильный крест на больнице поставили не только пациенты, но и сами сотрудники. Исход медперсонала за эти месяцы превратился в массовое бегство. Счет уволившимся давно перевалил за сотню, а «процесс все идет». Подлинный масштаб бедствия тщательно скрывается и руководством больницы, и департаментом здравоохранения.

Более того. Сотрудникам больницы прямо запретили «поставлять информацию налево». Тем не менее я выяснила, что происходит в больнице.

ЛОМАТЬ – НЕ СТРОИТЬ

Только что завершился разгром офтальмологического отделения — лучшего в области. Уволился Антон Поборцев — единственный, кто делал операции по пересадке роговицы. Ушла Елена Коровяковская. Объявила об уходе завотделением профессор Виктория Башук. И только в самый последний момент вмешательство извне остановило ее.

Надолго ли? И что может она одна? Кроме нее, в отделении никто не делает сложные или, как принято нынче говорить, высокотехнологичные операции.

И в хирургическом отделении не веселее. На днях его покинул врач высшей категории Николай Дорофеев — последний из могикан. Остался молодняк со II категорией или вовсе без нее.

Кстати, уходят не только опытные, но и молодые специалисты — учиться им, увы, не у кого, да и платят жалкие гроши.

— Да эти копейки я получу без всяких хлопот в поликлинике, — сказала мне на условиях анонимности врач-терапевт I категории. — И не надо будет все эти «реформы» главного терпеть. Ну как можно было закрыть приемное отделение в терапевтическом корпусе, смешать два совсем разных потока больных?! Теперь все пациенты поступают в единственный приемник в хирургическом корпусе, и только после этого они попадают к нам. А время для некоторых из них не идет — убегает! Человек ведь и умереть может. Потом ведь и не отмоешься, что работал в этом «морге». Все, хватит!

И врач показала мне только что написанное заявление «по собственному».

Опытные медсестры, на которых и держится все наше здравоохранение, тоже уходят. Сказать, что они перепуганы очередным прожектом главврача Бондарева, — это ничего не сказать.

С 1 октября медсестрам в трех отделениях было велено в одночасье стать «универсалами». Теперь каждая должна делать все — ставить клизмы, уколы, промывать желудки, менять повязки.

И речь даже не о том, что учиться их вынуждают на пациентах, словно на подопытных кроликах. Речь о грубом нарушении СанПиНов. После клизмы медсестра теряет стерильность и не имеет права делать укол, пока не вымоется, не поменяет одежду.

Но и это еще не все. Каждые три месяца их будут переводить на работу в другое отделение. А с 1 января так должны будут работать все. Без предварительной подготовки, без стажировки. Главврач объявил в конце сентября о «модернизации» на планерке — и все.

Увы, белгородцы на собственной шкуре в очередной раз убедились в справедливости этой народной мудрости.

На то, чтобы создать больницу, у главных врачей Виталия Гранкина, потом Владимира Луценко ушли многие годы. Ну а на то, чтобы ее разрушить, Антону Бондареву хватило всего нескольких месяцев.

БОЛЬНИЦА ИЛИ ПРИФРОНТОВОЙ ГОСПИТАЛЬ?

Несколько раз за неделю командировки я побывала во 2-й городской. Впечатлилась по полной программе и надолго. Страх и ужас охватили меня.

. Стоило только открыть дверь в терапевтическое отделение, и я словно попадала в прифронтовой госпиталь: коридор забит койками, стоят капельницы, снуют сквозь толпу озабоченный персонал, посетители.

Осень, начались вирусные инфекции. Препаратов нет и не будет — их даже и не заказывали, у больницы денег нет. Уже нет основных антибиотиков, потому берут из т.н. антибиотиков резерва. И если не подействуют они, то назначать больным будет просто нечего. К тому же эти препараты еще и дороже, и запас их изначально меньше. А что будет, когда начнется настоящая эпидемия, — зима ведь на носу?

В приемном покое, точнее в каком-то коридорном закутке, сидела пожилая женщина. Сразу было видно: ей плохо. Но я прошла мимо, ибо торопилась в кассу.

Кассир словно меня только и ждала! Была приветлива и деловита. Подробно объяснила, как правильно и даже дальновидно я поступаю, что хочу отправить свою невестку на платные роды.

«А если бесплатно, то будет, как с несчастной Винаковой? — мрачно подумала я. — Никто и не подойдет, как к бедной сироте, умершей этим летом в вашем роддоме по вине врачей».

Но вслух спросила о другом: это все официально? мне выдадут документы, подтверждающие, что я заплатила деньги? роженице будет гарантировано внимание?

— Конечно! — уверила меня кассирша. — Все законно, все официально, все по первому классу будет!

А на лавке продолжала корчиться от боли женщина. Видать, ей тоже надо было заплатить за внимание. Я села около нее, вдруг смогу помочь? Она уже почти час ждала плановой госпитализации, сказали ждать, у людей обед. Ожидание давалось ей нелегко: она словно не знала, куда ей голову деть. «Иду искать», — сказала я решительно.

Несчастная женщина схватила меня за руку:

— Умоляю, не надо их злить, они потом мне отомстят!

Я молча пошла в приемную главврача. Секретарь сказала, что Бондарева нет, но на месте его первый зам Смирнов, могу к нему зайти. Я зашла, представилась и, не вдаваясь в долгие разговоры, попросила пойти со мной. Пусть посмотрит своими глазами, что творится в их в больнице. Он молча встал. По пути я рассказала о больной.

— Вы хотите, чтобы у вас человек умер?

— Люди везде умирают — это обычное дело, — с каким-то равнодушным спокойствием ответил мне Александр Анатольевич.

— Да, но не под запертыми дверями в больнице! И не потому, что всем плевать на тебя! Это обычное дело, вы считаете?!

Смирнов молча развернулся и пошел прочь. Я начала успокаивать несчастную, та заплакала.

И тут показалась женщина в белом. «Какой обед, — возмутилась она, — я принимала срочных больных, по скорой». Она была одна на всех! Одна-единственная в большой больнице принимала всех поступавших?!

СТРАННАЯ АРИФМЕТИКА

Остается добавить: узнать, что входит в эти самые «платные роды» и чего лишают тогда тех, кто не в состоянии платить, узнать не удалось. Зато я смогла установить главное: эти поборы с беременных незаконны!

Больница должна составить калькуляцию, предоставить ее в департамент здравоохранения, ее должны утвердить в комитете по ценам. И только тогда дается добро больнице на введение данной платной услуги, и главврач издает соответствующий приказ.

Ничего этого сделано не было. Ответить на многие вопросы могла бы замглавврача 2-й горбольницы по внебюджетной деятельности Марина Клет. Но она сначала согласилась встретиться, потом отказалась. Видно, было что скрывать.

Источник:
http://mirnov.ru/obshchestvo/socialnaja-sfera/pochemu-ubegayut-vrachi-iz-belgorodskoi-bolnicy.html

Почему убегают врачи из белгородской больницы?

Минздрав давно уже должен был честно предупредить белгородцев, что лечиться в их городе становится опасно.

Особенно опасной стала 2-я городская больница, которую народ прозвал «моргом». Из хорошей больницы в «морг» она превратилась «благодаря» пришедшему сюда в апреле главным врачом «эффективному менеджеру» Антону Бондареву. А уже к концу лета плотная черная молва накрыла больницу.

Читайте также  Регистрация права собственности по договору долевого строительства

Самое страшное, что могильный крест на больнице поставили не только пациенты, но и сами сотрудники. Исход медперсонала за эти месяцы превратился в массовое бегство. Счет уволившимся давно перевалил за сотню, а «процесс все идет». Подлинный масштаб бедствия тщательно скрывается и руководством больницы, и департаментом здравоохранения.

Более того. Сотрудникам больницы прямо запретили «поставлять информацию налево». Тем не менее я выяснила, что происходит в больнице.

ЛОМАТЬ – НЕ СТРОИТЬ

Только что завершился разгром офтальмологического отделения — лучшего в области. Уволился Антон Поборцев — единственный, кто делал операции по пересадке роговицы. Ушла Елена Коровяковская. Объявила об уходе завотделением профессор Виктория Башук. И только в самый последний момент вмешательство извне остановило ее.

Надолго ли? И что может она одна? Кроме нее, в отделении никто не делает сложные или, как принято нынче говорить, высокотехнологичные операции.

И в хирургическом отделении не веселее. На днях его покинул врач высшей категории Николай Дорофеев — последний из могикан. Остался молодняк со II категорией или вовсе без нее.

Кстати, уходят не только опытные, но и молодые специалисты — учиться им, увы, не у кого, да и платят жалкие гроши.

— Да эти копейки я получу без всяких хлопот в поликлинике, — сказала мне на условиях анонимности врач-терапевт I категории. — И не надо будет все эти «реформы» главного терпеть. Ну как можно было закрыть приемное отделение в терапевтическом корпусе, смешать два совсем разных потока больных?! Теперь все пациенты поступают в единственный приемник в хирургическом корпусе, и только после этого они попадают к нам. А время для некоторых из них не идет — убегает! Человек ведь и умереть может. Потом ведь и не отмоешься, что работал в этом «морге». Все, хватит!

И врач показала мне только что написанное заявление «по собственному».

Опытные медсестры, на которых и держится все наше здравоохранение, тоже уходят. Сказать, что они перепуганы очередным прожектом главврача Бондарева, — это ничего не сказать.

С 1 октября медсестрам в трех отделениях было велено в одночасье стать «универсалами». Теперь каждая должна делать все — ставить клизмы, уколы, промывать желудки, менять повязки.

И речь даже не о том, что учиться их вынуждают на пациентах, словно на подопытных кроликах. Речь о грубом нарушении СанПиНов. После клизмы медсестра теряет стерильность и не имеет права делать укол, пока не вымоется, не поменяет одежду.

Но и это еще не все. Каждые три месяца их будут переводить на работу в другое отделение. А с 1 января так должны будут работать все. Без предварительной подготовки, без стажировки. Главврач объявил в конце сентября о «модернизации» на планерке — и все.

Увы, белгородцы на собственной шкуре в очередной раз убедились в справедливости этой народной мудрости.

На то, чтобы создать больницу, у главных врачей Виталия Гранкина, потом Владимира Луценко ушли многие годы. Ну а на то, чтобы ее разрушить, Антону Бондареву хватило всего нескольких месяцев.

БОЛЬНИЦА ИЛИ ПРИФРОНТОВОЙ ГОСПИТАЛЬ?

Несколько раз за неделю командировки я побывала во 2-й городской. Впечатлилась по полной программе и надолго. Страх и ужас охватили меня.

. Стоило только открыть дверь в терапевтическое отделение, и я словно попадала в прифронтовой госпиталь: коридор забит койками, стоят капельницы, снуют сквозь толпу озабоченный персонал, посетители.

Осень, начались вирусные инфекции. Препаратов нет и не будет — их даже и не заказывали, у больницы денег нет. Уже нет основных антибиотиков, потому берут из т.н. антибиотиков резерва. И если не подействуют они, то назначать больным будет просто нечего. К тому же эти препараты еще и дороже, и запас их изначально меньше. А что будет, когда начнется настоящая эпидемия, — зима ведь на носу?

В приемном покое, точнее в каком-то коридорном закутке, сидела пожилая женщина. Сразу было видно: ей плохо. Но я прошла мимо, ибо торопилась в кассу.

Кассир словно меня только и ждала! Была приветлива и деловита. Подробно объяснила, как правильно и даже дальновидно я поступаю, что хочу отправить свою невестку на платные роды.

«А если бесплатно, то будет, как с несчастной Винаковой? — мрачно подумала я. — Никто и не подойдет, как к бедной сироте, умершей этим летом в вашем роддоме по вине врачей».

Но вслух спросила о другом: это все официально? мне выдадут документы, подтверждающие, что я заплатила деньги? роженице будет гарантировано внимание?

— Конечно! — уверила меня кассирша. — Все законно, все официально, все по первому классу будет!

А на лавке продолжала корчиться от боли женщина. Видать, ей тоже надо было заплатить за внимание. Я села около нее, вдруг смогу помочь? Она уже почти час ждала плановой госпитализации, сказали ждать, у людей обед. Ожидание давалось ей нелегко: она словно не знала, куда ей голову деть. «Иду искать», — сказала я решительно.

Несчастная женщина схватила меня за руку:

— Умоляю, не надо их злить, они потом мне отомстят!

Я молча пошла в приемную главврача. Секретарь сказала, что Бондарева нет, но на месте его первый зам Смирнов, могу к нему зайти. Я зашла, представилась и, не вдаваясь в долгие разговоры, попросила пойти со мной. Пусть посмотрит своими глазами, что творится в их в больнице. Он молча встал. По пути я рассказала о больной.

— Вы хотите, чтобы у вас человек умер?

— Люди везде умирают — это обычное дело, — с каким-то равнодушным спокойствием ответил мне Александр Анатольевич.

— Да, но не под запертыми дверями в больнице! И не потому, что всем плевать на тебя! Это обычное дело, вы считаете?!

Смирнов молча развернулся и пошел прочь. Я начала успокаивать несчастную, та заплакала.

И тут показалась женщина в белом. «Какой обед, — возмутилась она, — я принимала срочных больных, по скорой». Она была одна на всех! Одна-единственная в большой больнице принимала всех поступавших?!

СТРАННАЯ АРИФМЕТИКА

Остается добавить: узнать, что входит в эти самые «платные роды» и чего лишают тогда тех, кто не в состоянии платить, узнать не удалось. Зато я смогла установить главное: эти поборы с беременных незаконны!

Больница должна составить калькуляцию, предоставить ее в департамент здравоохранения, ее должны утвердить в комитете по ценам. И только тогда дается добро больнице на введение данной платной услуги, и главврач издает соответствующий приказ.

Ничего этого сделано не было. Ответить на многие вопросы могла бы замглавврача 2-й горбольницы по внебюджетной деятельности Марина Клет. Но она сначала согласилась встретиться, потом отказалась. Видно, было что скрывать.

Источник:
http://mirnov.ru/obshchestvo/socialnaja-sfera/pochemu-ubegayut-vrachi-iz-belgorodskoi-bolnicy.html

Беспредел в городской Больнице №2 города Белгород

Уважаемый Евгений Степанович—Просим Вас навести порядок в городской больнице №2 города Белгород. С тех пор как главным врачом был назначен господин Бондарев А. В-в больнице царит полный бардак (Сказать, что господин Бондарев-понятия не имеет, что такое здравоохранение, он же позиционируют себя как бизнесмен, и менеджер— с больницы уволилось более 300 сотрудников (это из коллектива чуть больше 1000 человек). Сотрудников больницы и пациентов сам Бондарев и его команда считает просто быдлом без права голоса (Несколько месяцев назад заместитель Бондарева —некий Алексеев—заставил сотрудницу больницы стать на колени и просить прощение-за то, что она выполняла их же распоряжение и отказалась проводить узи родственнице Алексеева без сопроводительных документов, при этом Алексеев позволил себе физическое насилие в отношении этой сотрудницы.

Читайте также  Куда сообщить о незаконном предпринимательстве: как доказать и куда обращаться, порядок действий, правила и особенности подачи жалобы, образец заявления

Заместитель главного врача Смирнов—каждый день после 12 часов дня-с постоянным запахом перегара. Начальником службы безопасности Бондарев назначил младшего родного брата-при этом увеличил ему заработную плату кратно по отношению к зарплате прошлого начальника. Так помимо этого—этого начальника охраны никогда нет на работе, а сотрудники охраны вместо выполнения служебных обязанностей чинят ему автомобиль в гараже больницы. Мало того, что господин Бондарев полная бездарность и хам, так он двух слов связать не может—тексты для выступления на собраниях ему пишут (как Брежневу в поздние времена его руководства) А что твориться с постоянным ремонтом-мало того, что постоянно меняют дорогостоящую мебель одну на другую, вместо закупки элементарного так необходимого оборудования, ведь со слов Бондарева все должно быть не по санитарным нормам, а по фен Шую.

Так он и в операционных делает так, что бы все было не практично, а красиво (в хирургии убрал кресло—видите ли оно некрасивое) теперь элементарные операции по удалению гланд надо проводить под общим наркозом. А что твориться с заработными платами—каждый месяц они все уменьшаются и уменьшаются (Что бы народ не взбунтовался посылает сотрудников бухгалтерии ходить по отделениям и успокаивать народ, а два дня назад на собрании-вообще набрался наглости и заявил на собрании, что ему плевать на указы президента и губернатора о повышении зарплат, и что все будут получать мало-пока идет ремонт. (в районных поликлиниках) сотрудники получают больше. Деньги выделенные больницы на полгода для заработных плат-давно израсходованы и их просто нет.

Главный экономист-видя эту ситуацию—ни один раз пытался уволиться-но Бондарев просто его не отпускает—видимо держит про запас как козла отпущения. А когда в больницу приезжает его куратор Зотов-так это вообще цирк (-перекрывают все выходы и никого не впускают и не выпускают из больницы-и вся делегация во главе с Бондаревым встречают его на пороге—только хлеба с солью нахватает (Служебные автомобили скорой помощи-по непонятному договору обслуживают частную компанию Бондарева (есть документальные и видео подтверждения)
Просим Вас навести порядок, разобраться в сложившийся ситуации (все изложенное-легко найдет подтверждение при независимой проверке-как финансовой, так и дисциплинарной) Ведь этот горе главврач претендует, что бы отожествлять собой всю медицину нашей области (Просто позор (на неоднократные жалобы в Департамент—реакции со стороны последнего нет (не удивительно-Ведь Бондарев открыто заявляет, что господин Зотов все решит. Правда в последнее время в своем кабинете Бондарев забирает у сотрудников телефоны, что бы те не дай бог не записывали его изречения.

Источник:
http://napisat-pismo-gubernatoru.ru/belgorodskaya-oblast/bespredel-v-gorodskoj-bolnice-2-goroda-belgorod

Как белгородец с симптомами Covid-19 2 недели ходит по больницам

В редакцию «Белгород №1» обратился житель Разумного Михаил Пронин, который две недели ходит по белгородским больницам с симптомами, похожими на Covid-19, чтобы вылечиться. Тест на коронавирус у него не берут.

В Центре СПИДа не принимают пациентов с температурой, а в местной поликлинике, по словам Михаила, их нет. Недомогание у белгородца возникло после поездки в Уфу с пересадкой в Москве.

«Белгород №1» приводит слова Михаила полностью и готов предоставить его контакты сотрудникам Роспотребнадзора и департамента здравоохранения.

«8 марта я поехал на праздники в Уфу через Москву. 12 числа вернулся. На выходных почувствовал себя плохо, где-то 14-15 марта. Ходил на работу. 18 марта я совсем плохо себя почувствовал, а потом или в четверг, или в пятницу (19 или 20 марта) я вызвал врача. Он пришёл, спросил, почему не пошёл сам в больницу. Говорит: “У вас всё нормально, выздоравливайте, у вас 37,7, антибиотики пить не надо”. Ушла.

На выходных я начал задыхаться. Во вторник нужно было идти в больницу: я был по записи на 9 часов. Прихожу, мне говорят, что врача нет и надо идти в общую очередь. Там человек 20 было. Даже присесть негде, а мне реально было плохо.

Я выстоял очередь, в районе 12 часов попал к врачу. Сделали флюорографию. Она ничего страшного не показала. Стали сердце измерять. Что-то у меня с сердцем. Начались с ним проблемы. Послушали сердце — отправили на ЭКГ. Опять стоял там в очереди. В итоге меня послали во вторую городскую больницу Белгорода из-за проблем с сердцем.

Приехал я в горбольницу №2. Мне сказали, что мест нет и отправили на скорой в Стрелецкое — в Белгородскую ЦРБ. В кардиологии сказали, что у меня температура, поэтому не примут. Прокапали меня и отправили домой.

Приехал домой, полечился. Потом мне коллеги посоветовали провериться на коронавирус в Центре СПИД на Садовой в Белгороде. В пятницу я снова пошёл в больницу. Врач посмотрела, спросила, какого лешего я хожу по больницам. Хотя я же на больничном, я не могу не ходить по больницам.

Сдал кровь и 30 марта пошёл к врачу, а она говорит, что тоже заболела, заразилась от меня. Что я могу сделать, если вы меня сами отправляете по больницам? Позвонил в СПИД-центр, мне сказали: “Если у вас температура, можете к нам не приезжать. Идите в поликлинику, чтобы вам там тест сделали”.

Пошёл в поликлинику. У меня уже, получается, больше двух недель температура держится, а мне говорят: “Если бы у нас были тесты, мы бы сами себе делали”. Короче, тестов нет. Сказали, чтобы шёл домой и лечился как хотел, а в центр даже не приезжал.

Симптомы были очень похожие, как у заразившегося мужчины, приехавшего из Германии: температура 37,2–37,5, сухой кашель, по ночам начал задыхаться, 21–23 марта не мог просто спать из-за этого. Потом пришёл к врачу, попросил антибиотики. Начал их пить, стало полегче. Сейчас температура держится.

Меня сначала к одному врачу отправили, потом ко второму, она послушала меня, почитала симптомы. “Ну да, похоже [на коронавирус]”, — говорит врач.

Я бы наверное не поднимал панику. Это мои коллеги начали. Но я не болел, наверное, с года 2011, а тут такая штука.

Сегодня, 1 апреля, я чувствую себя получше, антибиотики продолжаю пить. Этой ночью уже не задыхался от кашля, но температура осталась».

Источник:
http://pikabu.ru/story/kak_belgorodets_s_simptomami_covid19_2_nedeli_khodit_po_bolnitsam_7343931

Умер человек, с которым поступали в больницу». Будни ковид-госпиталя в Белгороде – изнутри

Анна из Белгорода попала в горбольницу № 2 с двусторонней пневмонией. Сейчас она уже несколько дней ждёт результатов теста на коронавирус. О буднях в ковид-госпитале и о том, как пропустили пневмонию у мужа в поликлинике, Анна поговорила с журналистом Go31.

«К вам никто не придёт, звоните в скорую сами!»

«Первым заболел муж. Пришёл с работы и почувствовал себя плохо. Слабость, стало трудно дышать, поднялась температура. Мы вызвали скорую. Но нам сказали, что нет никаких подозрений на ковид, и надо на утро вызвать врача.

Утром пришла врач из поликлиники № 6. Сказала, что в лёгких у мужа всё чисто, но можно сделать рентген. После рентгена мужу сообщили, что у него бронхит. И лечили от бронхита антибиотиками. А вскоре заболела я.

Также пришла с работы и почувствовала слабость. Сама отправилась делать рентген. Мне перезвонили через некоторое время и сказали, что у меня левосторонняя пневмония. Врач пришла из той же поликлиники. Она даже не зашла в квартиру. Сказала: «Вот вам лист, вызывайте скорую сами». Это было направление с красной ленточкой. Очевидно, так «штампуют» тех, у кого подозревают ковид. Когда я стала звонить в скорую помощь, меня спросили: «А почему вам врач сам не вызвал неотложку?». Приехали и забрали меня.

Читайте также  Акт о нарушении условий контракта

Пока я лежала в больнице, муж по собственному желанию пошёл платно делать компьютерную томографию. Ему сказали результат: двусторонняя пневмония. Муж позвонил в поликлинику. Ответ был такой: «К вам никто не придёт, звоните в скорую!» Мы сообщили об этом по телефону в Минздрав. После этого сразу перезвонили из поликлиники и сказали, чтобы он не выходил из дома. К нему пришлют врача и возьмут анализ на коронавирус прямо там. Так и вышло. Тест муж сдал.

Если тест даст положительный результат, представляете? Человек не одну неделю ходил уже с симптомами, заразный, а только сейчас всё выяснилось. Да ещё с каким боем!

О лечении в ковид-госпитале

Пока муж выясняет отношения с медиками, я лежу в ковид-госпитале. Когда оформлялась в приёмном покое, видела, как привезли тяжёлых пациентов.

Все врачи в защитных костюмах. В палате – 4 человека. Мы спрашивали у медсестёр, как они ходят в таких костюмах целый день. Нам ответили: «Не пьём, не едим, и в туалет в них не ходим. Запрещено». Ведь для того, чтобы отправиться в уборную, надо этот скафандр снять.

Мы все здесь лежим с подозрением на ковид, ждём результатов теста. Вот соседке пришёл отрицательный результат. А я всё думаю. Если у кого-то из нас окажется положительный тест на ковид, то она же, получается, может заразиться тоже?

Я себя чувствую нормально. Не кашляю, только не ощущаю вкуса и запаха. Сегодня обоняние стало потихоньку возвращаться. Болит голова и есть проблемы с давлением. У всех в палате расстройство желудка. Но, как мы думаем, это побочки от лекарств. Ведь нам дают антибиотики и лекарство от малярии. Говорят, этим лечат ковид.

Температуры у меня нет. У двух соседок по палате поднимается до 38,5, сбивают литической смесью. Кстати, в аптеках пропали ртутные градусники. А они, как говорят, самые точные. Родственники оббегали несколько аптек, и там ответили, что такие градусники снимают с производства.

Нам тут неплохо. Единственный минус – иногда врачей не дозовёшься. Вчера у женщины из нашей палаты температура поднялась до 39,5, так мы кнопку вызова жали минут 15. Потом уже к нам зашли. Видимо, у врачей много работы, столько больных.

О буднях в больнице

Здесь все в защитных костюмах, даже уборщицы. Раз в день делают влажную уборку палаты. Постоянно включён очиститель воздуха. Кормят вкусно. Еду привозят в одноразовой посуде. В палате нет холодильника, и конечно, передавать что-то скоропортящееся нам нельзя. Чайник или любую другую посуду тоже запрещено приносить. Потому что обратно это всё забрать уже нельзя.

В коридор нас не выпускают, сидим в палате. Врач пришёл к нам в этот раз поздно. Умер человек, с которым я вместе поступала в больницу. Но мы в палате не паникуем. Нас лечат, состояние у всех нормальное, надеемся на лучшее. Я планирую скоро вернуться домой, в семью. А пока мы здесь разговариваем, смотрим фильмы в интернете, читаем, смеёмся. Мысли – только о хорошем».

Источник:
http://www.go31.ru/news/2776100/umer-celovek-s-kotorym-postupali-v-bolnicu-budni-kovid-gospitala-v-belgorode-iznutri

Как белгородец с симптомами Covid-19 2 недели ходит по больницам

В редакцию «Белгород №1» обратился житель Разумного Михаил Пронин, который две недели ходит по белгородским больницам с симптомами, похожими на Covid-19, чтобы вылечиться. Тест на коронавирус у него не берут.

В Центре СПИДа не принимают пациентов с температурой, а в местной поликлинике, по словам Михаила, их нет. Недомогание у белгородца возникло после поездки в Уфу с пересадкой в Москве.

«Белгород №1» приводит слова Михаила полностью и готов предоставить его контакты сотрудникам Роспотребнадзора и департамента здравоохранения.

«8 марта я поехал на праздники в Уфу через Москву. 12 числа вернулся. На выходных почувствовал себя плохо, где-то 14-15 марта. Ходил на работу. 18 марта я совсем плохо себя почувствовал, а потом или в четверг, или в пятницу (19 или 20 марта) я вызвал врача. Он пришёл, спросил, почему не пошёл сам в больницу. Говорит: “У вас всё нормально, выздоравливайте, у вас 37,7, антибиотики пить не надо”. Ушла.

На выходных я начал задыхаться. Во вторник нужно было идти в больницу: я был по записи на 9 часов. Прихожу, мне говорят, что врача нет и надо идти в общую очередь. Там человек 20 было. Даже присесть негде, а мне реально было плохо.

Я выстоял очередь, в районе 12 часов попал к врачу. Сделали флюорографию. Она ничего страшного не показала. Стали сердце измерять. Что-то у меня с сердцем. Начались с ним проблемы. Послушали сердце — отправили на ЭКГ. Опять стоял там в очереди. В итоге меня послали во вторую городскую больницу Белгорода из-за проблем с сердцем.

Приехал я в горбольницу №2. Мне сказали, что мест нет и отправили на скорой в Стрелецкое — в Белгородскую ЦРБ. В кардиологии сказали, что у меня температура, поэтому не примут. Прокапали меня и отправили домой.

Приехал домой, полечился. Потом мне коллеги посоветовали провериться на коронавирус в Центре СПИД на Садовой в Белгороде. В пятницу я снова пошёл в больницу. Врач посмотрела, спросила, какого лешего я хожу по больницам. Хотя я же на больничном, я не могу не ходить по больницам.

Сдал кровь и 30 марта пошёл к врачу, а она говорит, что тоже заболела, заразилась от меня. Что я могу сделать, если вы меня сами отправляете по больницам? Позвонил в СПИД-центр, мне сказали: “Если у вас температура, можете к нам не приезжать. Идите в поликлинику, чтобы вам там тест сделали”.

Пошёл в поликлинику. У меня уже, получается, больше двух недель температура держится, а мне говорят: “Если бы у нас были тесты, мы бы сами себе делали”. Короче, тестов нет. Сказали, чтобы шёл домой и лечился как хотел, а в центр даже не приезжал.

Симптомы были очень похожие, как у заразившегося мужчины, приехавшего из Германии: температура 37,2–37,5, сухой кашель, по ночам начал задыхаться, 21–23 марта не мог просто спать из-за этого. Потом пришёл к врачу, попросил антибиотики. Начал их пить, стало полегче. Сейчас температура держится.

Меня сначала к одному врачу отправили, потом ко второму, она послушала меня, почитала симптомы. “Ну да, похоже [на коронавирус]”, — говорит врач.

Я бы наверное не поднимал панику. Это мои коллеги начали. Но я не болел, наверное, с года 2011, а тут такая штука.

Сегодня, 1 апреля, я чувствую себя получше, антибиотики продолжаю пить. Этой ночью уже не задыхался от кашля, но температура осталась».

Источник:
http://pikabu.ru/story/kak_belgorodets_s_simptomami_covid19_2_nedeli_khodit_po_bolnitsam_7343931