Ваше сообщение успешно отправлено!

Заказать звонок

Консалтинговая группа "Lex Actio"
8 (342) 210-64-06
Настойчивость должника в оспаривании неустойки и "потребительского" штрафа может свидетельствовать о его недобросовестности

Настойчивость должника в оспаривании неустойки и "потребительского" штрафа может свидетельствовать о его недобросовестности

Настойчивость должника в оспаривании неустойки и "потребительского" штрафа может свидетельствовать о его недобросовестности

В первой инстанции дело выглядело рядовым взысканием законной неустойки за нарушение срока передачи потребителю объекта долевого строительства; при этом потребитель - после написания претензии к застройщику - уступил цессионарию право требования неустойки за нарушение срока передачи объекта долевого строительства и штрафа за неудовлетворение требования о выплате неустойки, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей. Договор цессии даже пытались зарегистрировать в Росреестре, но получили отказ, законность которого подтвердил и районный суд.

Арбитражный суд первой инстанции посчитал договор цессии законным, взыскал и неустойку, и штраф, но снизил их размер в порядке ст. 333 ГК РФ.

Апелляционная инстанция отменила решение в части взыскания потребительского штрафа полагая, что цессионарий не мог приобрести право требования штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требования о выплате неустойки, начисленной за нарушение обязательства по передаче объекта участнику долевого строительства, поскольку не являлся потребителем по смыслу Закона о защите прав потребителей. Решение в части неустойки было оставлено в силе.

Арбитражный суд округа посчитал, что право требования уплаты потребительского штрафа в рассматриваемом случае может быть предметом цессии, и оставил в силе решение суда первой инстанции.

После этого застройщик направил в Верховный Суд РФ жалобу со следующими доводами:

- при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от присужденной потребителю суммы. Этот штраф является судебной неустойкой, присуждаемой только по результатам рассмотрения спора о защите прав потребителей. Судебного акта об удовлетворении требований потребителя (дольщика) и о взыскании в его пользу этого штрафа, к счастью, не имеется. Цессионарий, не являясь потребителем по смыслу Закона о защите прав потребителя, сам по себе не мог приобрести право требования штрафа за невыплату в добровольном порядке неустойки за нарушение обязательства по передаче помещения дольщику. Следовательно - в отсутствие "просуженного" штрафа - передать таковой по цессии нельзя;

- спорный договор цессии противоречит цели законодателя, заложенной в п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителя, а именно цели, направленной на дополнительную защиту экономической слабой стороны в договоре. Если признать, что этот штраф, переданный по цессии, взыскан с застройщика правомерно, то это приведет к обогащению одного субъекта предпринимательской деятельности за счет другого субъекта без предусмотренных законом оснований, а уступка такого штрафа превращается в инструмент извлечения прибыли без законных на то оснований;

- обжалуемые решения нарушают единообразие в применении и толковании судами норм права, возникшим в рамках аналогичных правоотношений и с аналогичным субъектным составом, что противоречит принципу равенства участников гражданских правоотношений.

Напомним, что именно эти доводы были обозначены Верховным Судом РФ как заслуживающие внимания, а дело передано в СК по экономическим спорам ВС РФ. Очевидно, юристы застройщика ожидали пересмотра судебных актов в свою пользу. Однако, как говорится, реальность превзошла все ожидания.

В итоговом определении по делу Верховный Суд РФ пришел к следующим выводам:

- согласно правовой позиции ВАС РФ, должник, заявляя о недействительности договора цессии, должен доказать, каким образом оспариваемое соглашение об уступке права нарушает его права и обязанности. В настоящем деле договор цессии не был зарегистрирован в том же порядке, что и договор, по которому, права по которому были уступлены. Однако несоблюдение цедентом и цессионарием указанного требования, а равно и формы уступки не влечет негативных последствий для должника, предоставившего исполнение цессионарию на основании полученного от цедента надлежащего письменного уведомления о соответствующей уступке;

- кроме того, недействительность уступки требования не влияет на правовое положение должника, который при отсутствии спора между цедентом и цессионарием не вправе отказать в исполнении лицу, которое указал ему кредитор, на основании ст. 312 ГК РФ;

- поведение стороны может быть признано недобросовестным по инициативе суда, и если оно будет установлено, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения применяет меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны. А сделанное в любой форме заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность лицо само действует недобросовестно;

- между тем суды, оценивая доводы о недействительности спорного договора, оставили данные обстоятельства без внимания, поведение должника - без правовой оценки.

Отметим, что, отдельной позиции по вопросу цессии штрафа в размере 50% от присужденной потребителю суммы (в случае если нет судебного акта о взыскании такого штрафа) в определении не сформулировано.

Итог: все судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, а к застройщику могут применить правило "эстоппель" и заново рассмотреть вопрос о возможности применения по ходатайству ответчика положений ст. 333 ГК РФ к взыскиваемой неустойке.

Возврат к списку